mercator100 (mercator100) wrote,
mercator100
mercator100

РАССТРЕЛЯН ЗА 2 БУХАНКИ ХЛЕБА…


На фото Миша Шамонин, ему было 13 лет, он был беспризорником, он был расстрелян 9 декабря 1937 года за украденные им 2 буханки хлеба, Миша – самый юный расстрелянный на Бутовском полигоне, а самому старшему из погибших там было 80 лет

“…В середине 1930 гг. в преддверии массовых расстрелов Хозяйственное управление НКВД озаботилось поисками мест для спецзахоронений. Под Москвой таких зон было выделено три: в районе поселка Бутово, на территории совхоза «Коммунарка» и вблизи г. Люберцы. (Эта третья зона держалась как резервная; она, насколько известно, не была использована.) На территории Бутовской усадьбы на площади 5,6 га оборудовали стрелковый полигон (общая площадь спецзоны была тогда более 2 кв. км). Конечно, настоящего полигона и в помине не было; была лишь его имитация, как это делалось на всех подобных “объектах”. Местным жителям сообщили, что поблизости от их деревень будут производиться учебные стрельбы. Действительно, начиная с 1935 г., звуки выстрелов со стороны полигона слышались постоянно. И поначалу это никого не удивляло. Но со временем местные жители, конечно, начали догадываться, что по соседству с ними происходит что-то ужасное. Запоздалых прохожих, возвращавшихся домой с ночной электрички, обгоняли “воронки”, крытые автозаки, из глубины леса иногда доносились какие-то отдаленные мольбы, крики о помощи.

После июльских приказов Ежова начались массовые, не имеющие аналогов в мировой истории, казни. Всего было уничтожено 20761 человек. Первый расстрел по этим приказам на Бутовском полигоне произведен 8 августа 1937 г. В этот день был казнен 91 человек.

Самые многочисленные расстрелы в Бутове пришлись на декабрь 1937 и на февраль 1938 г.: 8 декабря было расстреляно 474 человека, 17 февраля – 502 и 28 февраля – 562 человека. Среди жертв Бутова, по имеющимся документам, наибольшее число составляют москвичи, жители Подмосковья и соседних областей, входивших тогда целиком или частично в Московскую область. Но есть и немало представителей республик бывшего СССР, лица иностранного происхождения и подданства, единственная вина которых заключалась в “неподходящей” национальности или месте рождения. По численности после русских, которых в бутовских погребальных рвах насчитывается 8724 человека, преобладают латыши, поляки, немцы, евреи, украинцы, белорусы; есть представители Франции, США, Румынии, Венгрии, Австрии, Италии, Болгарии, Японии, Индии, Китая; всего же национальностей насчитывается свыше шестидесяти. Больше всего в Бутове погребено простых крестьян, часто малограмотных или совсем неграмотных. Порой их расстреливали целыми семьями – по пять-семь человек, хватали, чтобы выполнить план, из какой-нибудь одной деревни 15–18 человек. (Нами составлен список этих деревень; в них предполагается поставить поминальные кресты; несколько крестов уже сооружено). Следующие по численности жертвы Бутова – рабочие и служащие всевозможных советских учреждений. Более трети от общего числа расстрелянных – заключенные Дмитлага, этого настоящего государства в государстве; состав дмилаговцев или, как их называли, “каналармейцев” – от ученых с мировой известностью, строителей, поэтов, священнослужителей, учителей – до не реабилитированных и не подлежащих реабилитации уголовников-рецидивистов.

В бутовских рвах лежат останки выдающихся государственных деятелей дореволюционной России: Председатель 2-й Государственной Думы Ф. А. Головин, московский губернатор, впоследствии шеф жандармов – В. Ф. Джунковский, его адъютант и друг – генерал В. С. Гадон, правнук Кутузова и одновременно родственник Тухачевского, профессор церковного пения М. Н. Хитрово-Крамской, правнучка Салтыкова-Щедрина Т. Н. Гладыревская; это также один из первых русских летчиков Н. Н. Данилевский и чех по национальности, член экспедиции О. Ю. Шмидта – Я. В. Брезин, представители русских дворянских родов: Ростопчиных, Тучковых, Гагариных, Шаховских, Оболенских, Бибиковых, Голицыных; это блестящие инженеры, это художники, чьи чудом спасенные произведения украшают ныне лучшие музеи и галереи мира – Александр Древин, Роман Семашкевич, другие художники: их тут – живописцев, графиков, декораторов, оформителей – свыше восьмидесяти.

Можно было бы назвать еще несколько групп людей по профессиям, ставших жертвами бутовских расстрелов: это бедные грабари – возчики, доставлявшие камень и щебенку на стройки страны. Изгнанные из родных мест при раскулачивании, бездомные, осиротевшие, неизвестно как и чем содержащие какую-нибудь загнанную лошаденку, они тем не менее проходили как собственники, кулаки. В Бутове их более шестидесяти. Бывших городовых или, как их еще называли, стражников – около сорока. Есть тут представители низших, средних и высших полицейских чинов, есть даже царский палач. Еще не сосчитаны нами многочисленные сотрудники Китайско-Восточной железной дороги и просто родившиеся в Харбине или на территории обслуживания КВЖД; вкупе с родственниками, никогда не выезжавшими из какой-нибудь своей подмосковной Поповки, они были обвинены в шпионаже в пользу Японии и приговорены к расстрелу. В качестве злостных “троцкистов”, расстреляны в Бутове более тридцати китайцев – рабочих, обслуживавших китайские прачечные, очень популярные среди москвичей. Несколько крупных дел было заведено на альпинистов, обвиненных в шпионаже в пользу Германии и Австрии. По этим делам проходило более ста пятидесяти человек. Из них человек пятнадцать самых красивых, самых смелых и удачливых, поднимавшихся на недосягаемые горные вершины, в том числе Гималайские, пали под пулями чекистов на краю бутовских рвов.

Особую группу расстрелянных в Бутове представляют инвалиды. В начале 1938 г. началась тайная кампания по “изъятию” инвалидов из тюрем и лагерей: не хватало места для вновь арестованных. Осужденных к различным срокам (иногда совсем маленьким – 2–3 года), их после медицинского освидетельствования и подтверждения инвалидности – без пересмотра дела или какого-либо доследования приговаривали к высшей мере наказания. Фактически, не способных к труду инвалидов (слепых, глухонемых, без рук или ног или просто тяжело больных) расстреливали только за то, что они больны и их отказывались принимать в лагерях. Группа расстрелянных в Бутове инвалидов довольно значительная. …”

Гарькавый И. В., Головкова Л. А. «Бутовский полигон»
Источник
Tags: катынь

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments