mercator100 (mercator100) wrote,
mercator100
mercator100

Отношение Красной Армии и польских органов безопасности к немецкому населению


«После вхождения 23 января 1945 года в Пасленк советские солдаты стали хозяевами жизни и смерти для немецкого гражданского населения. Они не щадили никого и ничего», — рассказывает доктор исторических наук из Гданьского Университета Юзеф Влодарский.

«Трудно о тех временах писать без эмоций. Надеюсь, что я сохранил беспристрастие, пользуясь разными источниками», — рассказывает Юзеф Влодарский, автор публикации «Отношение Красной Армии и польских органов безопасности к немецкому населению на территории пасленского повята в 1945-1947 годах». Источниками для историка были архивы управления безопасности, рассказы немцев и первых польских переселенцев.

Более 70 лет назад в декабре Красная Армия заняла бывшие территории Восточной Пруссии. В Пасленк советские солдаты вошли 23 декабря 1945 года.

«Никто не защищал город. Несчитая нескольких артиллерийских выстрелов со стороны Зелонки Пасленской, сопротивления не было. Разбои, беспробудное пьянство и насилие стали повседневным явлением. В таких условиях никто не был уверен за свою жизнь. Большую часть населения составляли женщины. Они выполняли роль рабочей силы и гарема. Как пишет в немецкой биографии Пасленка Роберт Гельвиг, половина домов была сожжена ищущими трофеи советскими солдатами, они искали золото, водку, женщин и часы. Из-за плохих санитарных условий и голода распространялись инфекционные заболевания. Перед ними были равны как гражданские так и военные», — говорит Влодарский.

Советы после занятия Пасленка в декабре 1945 года создали комендатуру, исполняющую роль местной гражданской и военной администрации. Она охватывала территорию городка и повята в рамках бывшей немецкой администрации, которая тут существовала с 1818 года. Польские власти приняли управление здесь только 1 июня 1945 года.

Как вспоминает бывший житель Млынар (тогда входящего в Пасленский повят) Герберт Гросс, сразу после вторжения в беззащитный Пасленк, на всех улицах раздавалась стрельба из ППШ, женщины тщетно звали на помощь, горел магистрат, вокзал, аптека и другие строения. Изнасилования немок советскими солдатами были обыденным явлением. Офицеры считали, что это «право победителей» — обеспечить себя удовольствиями.
«Были расквартированы в дворцах рода Донов и Слобиты (Słobity). По окрестностям, а также в соседних Млынах, ездили специальные автомобили, в которые грузили молодых женщин и привозили на офицерские балы в Слобиты, на которых их насиловали. Те, которые сопротивлялись или хотя бы плакали, расстреливались», — пишет историк.

«Немкам приходилось тяжело работать, чтобы содержать находящихся под их опекой стариков и детей. Эрика Гадердорфер (Erika Haderdorfer), жительница Берлина, которая волей судьбы была заброшена в Пасленк с двумя детьми так описывает события: «Весной русские пришли и забрали нас на уличные работы. Мы собрали и хоронили трупы, грузили мебель, а они увозили ее в Россию».

По словам Влодарского, у советской оккупационной власти, которая держала в своих руках и сельско-хозяйственные угодья, была своеобразная политика. Так, они заставили местное население сжать выросшую пшеницу, позволили работникам взять небольшую часть, а остальное свалили в стога без обмолота, что позднее вызвало нашествие мышей и крыс.

Хотя поляки приняли управление территориями в июне 1945 года, нападения на немецкое гражданское население, изнасилования, грабежи и убийства продолжались. Причем от них страдали и польские переселенцы.

«Только создаваемые польские милицейские службы не могли обеспечить безопасности. Осенью 1945 года советские военнослужащие застрелили Франчишка Шышака, главу гмины Волынец и его брата Михала», — рассказывает историк. Братья стали на сторону женщины, у которой солдаты хотели забрать последнюю корову. Об этом свидетельствовал Болеслав Романовский.

По разному складывались и отношения между местным немецким населением и переселенцами из Польши. «От проявлений враждебности и варварства до добрососедских отношений, в зависимости от опыта жизни в военных условиях и людских характеров», — считает Юзеф Влодарский. Антони Паговский, который женился на местной немке, писал так: «Свежей была память об отношении немцев к нам. Несмотря на это, в отношениях между немцами и поляками не было радикальных конфликтов, случались даже проявления дружелюбия. Некоторые местные жители выразили желание принять польское гражданство».

Упомянутая Эрика Гадеховер, которая вышла замуж за поляка, через несколько лет говорила «Во мне живут две отчизны и каждая из них связана с воспоминаниями, и хорошими и плохими».

Поляки вынуждены были защищаться от русских, но некоторые проводили с ними совместные акции. В церкви Св. Варфаломея в Пасленке русские вместе с поляками сняли с органа эпохи барокко медные трубки. Они их использовали для …самогонных аппаратов. Таким образом орган лишился 600 труб.

Другое событие стало легендарным и воспоминания о нем переходили из поколения в поколение. Описал его для Влодарского Антони Поговски. Во время карнавала 1946 года, который проходил в здании местного кинотеатра, в зал хотели войти советские войны. Один из них попытался бросить в толпу гранату. Ему помешал Станислав Зелинский (Stanisław Zieliński), комендант милиции, который схватил его за руку. В результате граната отлетела за голову солдату и разорвалась. Злоумышленник погиб на месте, комендант был только ранен. Советский гарнизон находился в Пасленке еще до конца 1946 года.

Юзеф Влодарский подчеркивает, что целью его работы, описывающей два послевоенных года, не было возбуждение вражды поляков к немцам или русским. Оба этих народа пострадали от своих тоталитарных систем и заплатили большую цену.

На снимке: дворец рода Донов в Пасленке. Советская армия сожгла его после полного разграбления.
Источник.
Tags: ркка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments