mercator100 (mercator100) wrote,
mercator100
mercator100

Афганистан: обратная сторона медали


Всё дальше в глубь истории уходит исторический день 15 февраля 1989 года, когда последние подразделения советских войск покинули древнюю афганскую землю. Много лет я не решался затрагивать тему о негативной стороне необъявленной войны, в которой свыше девяти лет принимали участие наши соотечественники, которой и сегодня не видать конца и края.
Прежде всего, был неуверен, что меня правильно поймут читатели. Ведь длительное время в нашей стране пропагандировался героический образ советского воина, выполнявшего интернациональный долг в Афганистане. И это справедливо, поскольку большинство наших соотечественников с честью прошли испытание «за речкой» и вернулись домой героями. Большинство, но не все. О чём рассказано в очерке «Оборотни», помещённом на страницах газеты «Пограничник Северо-востока» весной 1990 года. Речь в нём шла о наших соотечественниках, которые добровольно перешли на сторону афганских мятежников и воевали против советских войск. Очерк не вызвал негативной реакции читателей. И всё-таки я много лет не решался…
Попытки некоторых писателей, журналистов и публицистов показать обратную, негативную сторону войны были уже в первые дни возвращения Ограниченного контингента на Родину. Но они мгновенно вызывали негодование и возмущение читателей. И это тоже справедливо, так как авторы слишком предвзято и односторонне рассказывали о бесчинствах и преступлениях, творимых «шурави» на афганской земле. На память, прежде всего, приходит повесть С.Алексиевич «Цинковые мальчики», которую ветеранская и патриотическая общественность резко осудила. И вот сегодня, когда афганская тематика стала менее актуальной, нежели в конце 80-х годов, я и познакомлю читателей с тем, о чём не решался рассказать ни один десяток лет.

Осень 1985 года. Тогда уже можно было открыто говорить о том, что в Афганистане идёт война, тяжесть которой легла на плечи советских воинов с первых дней нашего присутствия «за речкой». Я в спешном порядке работал над своими засекреченными архивами. Первые мои публикации в газете Дальневосточного военного округа «Суворовский натиск» прошли безо всякой цензуры. Конечно же, речь в них шла о мужественных советских воинах-интернационалистах, которые помогают дружественному афганскому народу защищать завоевания Апрельской революции.
Тогда-то и свёл меня случай за праздничным столом с одним из офицеров Петропавловского гарнизона и его женой. Узнав, что я служил в Афганистане, боевая подруга, окончательно и бесповоротно поддержанная мужем, откровенно сказала мне:
– У нас есть друг, офицер-десантник, который в Афганистане лично расстрелял 7 пленных душманов!
– Однако же гнида ваш друг! Жаль, что меня не было рядом, - едва сдерживая гнев, парировал я, – он стал бы восьмым!.. А вы бы лучше помалкивали – ведь он совершил тяжелейшее преступление!
Моё категоричное суждение вывело друзей офицера-десантника из равновесия. И они наперебой стали мне рассказывать о зверствах, чинимых в
Афганистане душманами. Так почему же наши должны быть гуманными. Мои доводы о том, что самосуд запрещён законом, о Женевской международной конвенции об обращении с военнопленными, которую в 1954 году ратифицировал СССР, что настоящий советский офицер, не опустится до уровня палача, а с врагами будет сводить счёты в честном бою, на равных, на моих собеседников воздействия не оказали. Не дошёл до их сознания и конкретный пример о том, как заместитель командира полка, дислоцированного в районе Газни, и один из командиров роты были приговорены судом военного трибунала к «вышке» за организацию расстрела двенадцати пленных моджахедов. Остальные участники этой «героической» акции получили сроки под самую, что ни на есть, завязку.
Я мог бы рассказать своим собеседникам о том, как достойно относились к военнопленным офицеры старой русской армии. Однако не стал напрасно тратить время на своих «увлекательных» собеседников и вышел из-за стола. Настроение, разумеется, было испорчено…

Глава I. Убивали просто так…
Тогда, осенью 1985 года, мне и в голову не могла прийти мысль, что ровно через 4 года Верховный Совет СССР амнистирует бывших советских военнослужащих, совершивших преступления на территории Афганистана, в том числе и тех, кто уничтожал мирных и пленных афганцев, кто осуждён за дезертирство и измену Родине, кто добровольно перешёл на сторону афганской оппозиции и воевал против своих же соотечественников. Такое решение нардепы Советского Союза последнего созыва объясняли тем, что эти военнослужащие стали жертвами преступной политики высшего партгосруководства СССР. Именно поэтому они заслуживают амнистии.
Хорошо помню, как осенью 1989 года «перестроившиеся» средства массовой информации, в первую очередь телепрограмма «Взгляд» и комсомольские газеты всех уровней, не скрывали своего восхищения по поводу гуманного акта в отношении жертв «тоталитарного» режима. Мне же на память пришло одно из заседаний суда военного трибунала, в котором я принимал участие в качестве общественного обвинителя. На скамье подсудимых «восседали» солдаты Панченко, Потапов и Болкунов.
Пользуясь бесконтрольностью командиров, эти «герои» устроили распитие спиртных напитков. После чего отправились за «трофеями». Я не случайно взял последнее слово в кавычки, так как трофеи и мародёрство – не одно и тоже. В одном из кишлаков троица зашла в дом местного учителя, партийного активиста, революционера, избила хозяина и забрала магнитофон японского производства. Затем «интернационалисты» ушли восвояси. И всё бы ничего, но одному изрядно подвыпившему «герою» в голову пришла очень даже трезвая мысль: «А если учитель пожалуется командованию советского гарнизона? Что тогда?» А тогда – трибунал!
Дождавшись наступления ночи, солдаты вернулись в дом учителя, безжалостно расстреляли хозяина и членов его семьи, в том числе малолетних детей, всего одиннадцать человек. Двенадцатому каким-то чудом удалось спастись. Он-то и разоблачил палачей в форме солдат Советской Армии.
В ходе судебного процесса, на вопрос председательствующего, с какой целью они расстреляли мирных людей, один из подсудимых не нашёл ничего вразумительного, как ответить: «Просто так!..».
Трибунал приговорил «героев» к расстрелу. И я был уверен, что эти отморозки получили по заслугам. И только через семь с лишним лет, в декабре 1989 года, из газеты «Московские новости» узнал, что Потапову заменили расстрел на 15 лет заключения. Видимо, потому, что он никого не расстреливал, а стоял на «шухере». «Воин-интернационалист» не скрывал своего сожаления по поводу того, что был с сообщниками разоблачён.«Мы бы ещё ни одну операцию провернули!»– сказал Потапов и с гордо поднятой головой покинул зону, где провёл семь лет из пятнадцати. К счастью, его сообщники успели получить заслуженную пулю.
Вполне можно понять, когда под амнистию попадают люди, совершившие преступления по неосторожности. Но когда на свободу досрочно выходят отморозки, мерзавцы и подонки?! Нет, нормальный человек этого никогда не поймёт. Видимо, среди нардепов СССР последнего созыва совсем мало было нормальных людей...
Глава II. Тайна кабульского мятежа.
О кабульском мятеже 22-23 февраля 1980 года впервые рассказал в своей повести А.Проханов «Дерево в центре Кабула». Человек высоких моральных устоев, гражданского мужества и отваги, патриот и гражданин, Александр Андреевич мог бы поведать правду о тех трагических событиях. Но тогда бы, в 1981 году, его книга не дошла бы до читательских масс.
Все, кто находился в Кабуле в те февральские дни, хорошо запомнили эти дни: улицы были заполнены толпами протестующих людей, они кричали, устраивали беспорядки, по всему городу шла стрельба. Этот мятеж не готовился какими-то оппозиционными силами или иностранными спецслужбами, как позднее сообщал сусловский агитпроп, он начался совершенно неожиданно для всех: как для советских военных, так и для афганского руководства. Из воспоминаний генерал-полковника Виктора Меримского:
«Все центральные улицы Кабула заполнили возбуждённые люди…
Численность демонстрантов составляла, по разным оценкам, не менее 400 тысяч человек… В афганском правительстве чувствовалась растерянность. Маршал С.Л.Соколов, генерал армии С.Ф.Ахромеев и я выехали в афганское Министерство обороны. На наш вопрос, что происходит в столице, ни Министр обороны Афганистана М.Руф, ни его подчинённые ответить не могли…».
Причина, ставшая толчком для такой бурной реакции протеста,так и не была выяснена. Лишь по прошествии 28 лет мне удалось узнать всю подоплёку тех событий.
На самом деле мятеж был спровоцирован безрассудной выходкой наших офицеров-десантников. Всё началось с того, что 22 февраля 1980г., в Кабуле прямо среди бела дня был убит ст.лейтенант Александр Вовк – офицер 103-й воздушно-десантной дивизии. Юрий Ноздряков, первый комендант Кабула, рассказал мне, что всё началось возле "Зелёного рынка", куда Вовк приехал с начальником ПВО 103-й ВДД полковником Юрием Двугрошевым. Никакого задания они не выполняли, видимо, хотели что-то купить на рынке. Они находились в машине, когда неожиданно был произведён один выстрел – пуля попала в Вовка. Двугрошев и солдат-водитель даже не поняли, откуда стреляли, и быстро покинули это место. Однако ранение Вовка оказалось смертельным, и он почти сразу скончался. А далее произошло то, что и всколыхнуло весь город.

Первый комендант Кабула (справа) Юрий Ноздряков
Узнав о гибели своего боевого товарища, группа офицеров и прапорщиков 357-го парашютно-десантного полка во главе с майором Виталием Забабуриным сели в БТРы и отправились к месту происшествия на разборку с местными жителями. Но, прибыв на место происшествия, они не стали утруждать себя поиском виновника, а на горячую голову решили просто наказать всех, кто там находился. Двигаясь вдоль улицы, они начали громить и сокрушать всё на своём пути: забрасывали дома гранатами, стреляли из автоматов и из пулемётов на БТРах. Под горячую руку офицеров попали десятки невинных людей. Расправа закончилась, но весть о кровавом погроме быстро облетела весь город.
Улицы Кабула стали наводнять тысячи негодующих горожан, начались беспорядки. «Никогда не забуду тот дикий вой толпы, вселяющий страх, от которого кровь стыла в жилах, – говорил Юрий Ноздряков. – Ощущения были самыми жуткими… Мятеж был подавлен в течение двух дней. Погибли сотни жителей Кабула. Однако зачинщики тех беспорядков, устроившие расправу над невинными мирными людьми, так и остались в тени».

Зам. командира 357-го полка майор Виталий Забабурин (в середине).
На груди виден орден Красной звезды. Афганистан, Кабул, 1980г.

За годы службы в Афганистане, да и позже, я наслушался массу историй, как наши воины, особенно десантники и спецназовцы, просто убивали гражданское население, что их просто не счесть. И ни разу не слышал, чтобы наши солдаты спасли кого-то из афганцев – в солдатской среде такой поступок расценили бы как пособничество врагу.27 декабря 1979 года, во время государственного переворота в Кабуле, десантники роты В.Востротина, будущего Героя Советского Союза, стреляли в безоружных людей, которых видели на улицах. Потом, без тени сожаления, весело вспоминали об этом как о забавных случаях. В феврале 1980 года, во время Кунарской операции, её участники уничтожали запасы продовольствия, убивали скот. Прежде чем войти в дом, туда бросали гранату, затем стреляли веером во все стороны – только после этого смотрели, кто же там находился; всех мужчин и даже подростков сразу расстреливали на месте. И это при том, что в жилые дома афганцев нашим воинам запрещалось заходить. Операция длилась почти две недели, сколько тогда убили людей – никто не считал.

Глава III. Правда о ЧП,
произошедшего в канун ХХVI съезда КПСС.

14 февраля 1981 года группа советских военнослужащих 66 мотострелковой бригады в составе одиннадцати человек осуществляла патрулирование в кишлаке близ Джелалабада. Командир группы решил сделать своему батальону подарок – овец на шашлык в честь Дня Советской Армии. С этой целью группа зашла в один из дворов, где увидела трёх молодых женщин, нескольких детей и двух аксакалов. Всего одиннадцать человек. Они сразу же согласились выделить всех овец для «шурави». Но при виде молодых, да ещё красивых восточных женщин, наши воины приняли решении об удовлетворении своих сексуальных потребностей.
На глазах у детей и аксакалов «интернационалисты» вдоволь поиздевались над женщинами. Изнасилование продолжалось два часа. Детишки, сбившись в угол, кричали и визжали, пытаясь как-то помочь матерям. Старики, дрожа, молились, прося Аллаха о пощаде и спасении. Потом один из сержантов скомандовал: «Огонь!» – и первым выстрелил в женщину, которую только что насиловал. Быстро добили и всех остальных. Затем по приказу командира взвода слили из бензобака БМП горючее, облили им трупы, забросали их тряпьём и одеждой – и подожгли. Внутри саманки заполыхало пламя.
Командир группа, чтобы скрыть преступление, решили всё-таки привести овец в батальон, дескать, подарок от дехкан ко Дню Советской Армии. Одиннадцать кротких животных погнали перед боевой машиной. Одиннадцать «воинов-интернационалистов», одиннадцать расстрелянных и одиннадцать овец. Зловещая цифра!
Бандитов разоблачил чудом уцелевший подросток, брат одной из расстрелянных женщин. Он-то и опознал в сержанте главного насильника.
Расследование лично возглавил Главный военный советник СССР в Афганистане генерал армии А.Майоров. С афганской стороны ход следствия контролировали глава Правительства ДРА Кештманд и начальник ХАД(афганская госбезопасность), будущий президент страны Наджибулла.
В ходе расследования без особого труда выяснились все подробности преступления. Виновные, «прижатые» неопровержимыми доказательствами, отпирались недолго. Однако Москва не хотела иметь происшествия в канун ХХУI съезда КПСС и очередной годовщины Вооружённых Сил СССР. На генерала армии А.Майорова «давили» бывший 1-й зам. Начальника Генштаба С.Ф.Ахромеев, сам Начальник Генштаба Н.В.Огарков, наконец, Министр обороны СССР Д.Ф.Устинов. Все вышеперечисленные должностные лица требовали от А.Майорова одного вывода: преступление совершено душманами, переодетыми в советскую военную форму. Афганская сторона, в том числе и тогдашний лидер страны Бабрак Кармаль, против этого не возражали.

Главный военный советник (ГВС) в Афганистане генерал армии А.М.Майоров
Расследование провели во второй раз. И опять генерал армии А.Майоров, верный долгу, присяге, чести, человек высоких морально-нравственных устоев, настоящий русский генерал, не сломался, не поддался на уговоры и угрозы вышестоящего начальства и сделал вывод: преступление совершили воины 40-й общевойсковой армии. Такая позиция стоила ему карьеры. И не случайно Александр Михайлович был досрочно откомандирован в СССР, где продолжил службу в Группе генеральных инспекторов при Министерстве обороны СССР. А это означало конец карьеры.
…Бандитов-насильников судили, троих главных зачинщиков приговорили к расстрелу, остальных – к длительным срокам заключения.
Глава IV. Военнопленные имеют право на уважение…
Для начала цитата: «С военнопленными следует всегда обращаться гуманно… Военнопленные не могут быть подвергнуты физическому калечению, научному или медицинскому опыту какого бы то ни было характера, который не оправдывается соображениями лечения военнопленного и его интересами. Военнопленные равным образом должны всегда пользоваться защитой, в особенности от всяких актов насилия или запугивания, от оскорблений и любопытства толпы. Применение к ним репрессалий воспрещается… При любых обстоятельствах военнопленные имеют право на уважение к их личности и чести.
К военнопленным женщинам следует относиться со всем полагающимся их полу уважением и обращаться с ними должны, во всех случаях, не хуже, чем с мужчинами… Держащая в плену держава обязана бесплатно обеспечить содержание военнопленных и также врачебную помощь, которую потребует состояние их здоровья». (Из Международной конвенция (1949г.) об обращении с военнопленными. Ратифицирована СССР в 1954 году).
Преступление, когда бы оно ни было совершено, всегда остаётся преступлением. Война не исключение. Более того, именно на войне совершаются самые зверские преступления. В частности, пленных не жалели, многих жестоко и цинично пытали.
Летом 1981 года, во время одной из боевых операций в районе Гардеза, десантники пленили шесть моджахедов. Командир рейдовой группы принял решение отправить их в штаб десантно-штурмовой бригады. Вертолёт с пленными уже взлетел, когда от комбрига была получена радиограмма следующего содержания: «Мне нечем пленных кормить!». Командир экипажа связался с сопровождающим офицером, летящим в салоне вертолёта. Тот и сам не знал, что делать с душманами. И потому решил их отпустить на все четыре стороны… с высоты 200 метров. А перед тем, как «попрощаться» с последним пленным, ему в ухо вогнали шомпол от пистолета Макарова.
Смею заверить читателей, что такие случаи были далеко не единичные. Мне о них рассказывали «афганцы» самых разных поколений. В допросах обычно участвовал мордоворот в звании прапорщика спудовыми кулаками, который и выполнял черновую работу. Пленных подвешивали в резиновой петле к стволу танковой пушки, чтобы человек мог только-только касаться земли пальцами ног; к половым органам душманов присоединяли провода полевого телефона и крутили ручку аппарата; загоняли иголки под ногти. В годы Великой Отечественной войны таким пыткам фашисты подвергали советских военнопленных. Через 30 с небольшим лет «бесценный» опыт гестаповцев и эсэсовцев был взят на вооружение детьми и внуками тех, кто в мае 1945 года сломал хребет немецкому фашизму.
Дабы не «обидеть» офицеров, особо отмечу, что многие из них не уступали прапорщикам в изощренных пытках над афганцами. Бывший военный переводчик Сергей Белогуров рассказал мне об одном случае, когда допросом пленного, точнее подозреваемого пуштуна, руководил лично подполковник, помощник начальника разведки 40 армии. Из-за чувств негодования и брезгливости я не уточнил фамилии этого отморозка. После того, как несчастного передали афганской стороне, «доблестный» разведчик с удовлетворением сказал своим сообщникам: «Всё равно этот «дух» не жилец. Мои орлы ему на прощанье все внутренности отбили, кровью харкал. Я тоже в стороне не стоял. Доктор говорит, что больше месяца не протянет…». Сергей Белогуров до сих пор страдает угрызением совести. Но тогда остановить произвол или сообщить о преступлении вышестоящему начальству он не решился...

Пленные на допросе. Район Чарикара. Их пятеро.
Большой процент населения Афганистана имел своих родственников в странах Ближнего и Среднего Востока. Поэтому информации о бесчинствах советских солдат, в том числе глумление над пленными, со скоростью света доходили до мировой общественности. О многих преступлениях я узнавал из сообщений Радиостанции «Свобода – Свободная Европа». Как правило, западные голоса говорили правду. Об этом более подробно в следующей главе.

Глава V. Дело об убийстве пятерых афганцев
«7 сентября, в районе Герата, советские военнослужащие отдельной танковой роты расстреляли пятерых мирных афганцев. Руководил акцией командир роты, фамилия которого устанавливается нашими источниками.
В двух километрах от города солдаты остановили машину, которая перевозила товары, отъехали подальше от трассы Кушка – Кандагар и обыскали автомобиль. Потом расстреляли всех, пятерых афганцев, нагрузили на себя имущества столько, сколько смогли унести, и ушли». (Радиостанция «Свобода–Свободная Европа», 12 сентября 1981 года).
«Вражеский» голос сообщал правду. Кстати, о преступлении знала вся рота, так как ночью командир направил танк в район расстрела афганцев, где
члены экипажа машину сожгли, а трупы перевезли в другое место и закопали.

Ещё немного и эта колонна проутюжит афганские кишлаки,
безжалостно уничтожая мирных людей, их жилище и скот.

Вскрылось это совершенно случайно, примерно через полгода. Один из бойцов роты вёл дневник, в который заносил все известные ему «подвиги» сослуживцев. По мнению представителя следствия, автор описывал такие случаи, что и читать было жутко. Как дневник попал в Особый отдел КГБ СССР 5-й мотострелковой дивизии, а оттуда в военную прокуратуру Шинданского гарнизона, можно только догадываться.

Досмотр афганского грузовика. Район Герата.
Солдаты, которые непосредственно расстреливали мирных людей, были несказанно удивлены тем, что против них возбуждается уголовное дело. И даже рассказали следователю случай, как во время рейда в Герате на центральном рынке началась какая-то стрельба. В ответ, по приказу командира роты, был дан залп из танковой пушки осколочным снарядом по торговым рядам. Сколько там полегло народа, никто не считал. А тут – пять человек и трибунал… Командир роты и расстрельщики получили большие сроки лишения свободы. Но в конце 1989 года попали под амнистию...
***
«70-я мотострелковая бригада, дислоцированная под Кандагаром, провела боевую операцию в районе населённого пункта Таринкот. Трое суток кишлак был окружён плотным кольцом. Затем подошла артиллерия и установки залпового огня «Град».
20 декабря началась операция: по Таринкоту был нанесён удар из «Града» и артиллерии. После первых залпов кишлак погрузился в облако пыли. Обстрел продолжался практически непрерывно. Чтобы спастись от разрывов снарядов, жители побежали из кишлака в поле. Но там их стали уничтожать из пулемётов, орудий БМП, безостановочно вели огонь четыре «Шилки». Солдаты стреляли из автоматов, убивая всех подряд: в том числе женщин и детей..» (Радиостанции «Свобода–Свободная Европа» 22 декабря 1980 года).
И это тоже была правда. После обстрела бригада вошла в кишлак, где добивали уцелевших жителей. Когда боевая операция закончилась, вся земля была усыпана трупами людей. Насчитали свыше двух тысяч трупов...
Такие факты можно ещё приводить и приводить.
Вот самая обычная история. Лето 1981г., провинция Кандагар. Афганец идёт своей дорогой и ведёт осла. Из оружия у афганца была только палка, которой он погонял упрямое животное. Как раз по этой дороге совершала патрулирование колонна наших десантников. Его убили просто так, автоматной очередью, не сходя с брони БМД.

Фотография того убитого афганца, который погонял осла.
Колонна остановилась. Один десантник подошёл и отрезал у убитого афганца уши – в память о своих боевых подвигах. Затем под труп афганца установили мину, чтобы убить ещё кого-нибудь, кто обнаружит это тело. Только на этот раз задумка не сработала – когда колонна тронулась, кто-то не удержался и напоследок из пулемёта дал очередь по трупу – мина взорвалась и разорвала тело афганца на куски.
Встречавшие караваны обыскивали. И если находили оружие (а старые винтовки и ружья у афганцев были почти всегда), то убивали всех людей, кто был в караване, и даже животных. А когда у путников никакого оружия не было, то, иной раз, применяли верный отработанный трюк – во время обыска незаметно из своего кармана вытаскивали патрон, и, делая вид, будто этот патрон нашли в кармане или в вещах афганца, предъявляли его афганцу как доказательство его вины. Теперь можно было и поиздеваться: послушав, как человек горячо оправдывается, убеждая что патрон не его, начинали его избивать, затем смотрели, как он на коленях умоляет пощадить, но его опять избивали и потом расстреливали. Следом убивали остальных людей, кто был в караване.

Эти фотографии взяты у убитых афганцев. Они расстреляны потому, что их караван
встретился с колонной наших десантников. Кандагар,лето 1981 г.

Кроме патрулирования территории, десантники часто устраивали засады на дорогах и тропах на врагов. Эти "охотники на караваны" никогда ничего не выясняли – даже наличия оружия у путников – просто внезапно стреляли из укрытий во всех, кто проходил в том месте, не щадя никого, даже женщин и детей.
Один десантник, участник боевых действий, даже восторгался:
- Никогда бы не подумал, что такое возможно! Убиваем всех подряд - а нас за это только хвалят и награды вешают!

Глава VI. Спецназ в Афганистане
В первые дни пребывания советских войск в Афганистане, пока они не приступили к боевой деятельности, афганцы относились к ним вполне дружелюбно. Но ведение боевых действий с широким применением авиации, реактивной артиллерии и бронетанковой техники приводило к ужасающему опустошению среди населения "зеленых зон", разрушению домов, дорог и ирригационных каналов. Поэтому каждый выход советских подразделений с базы на боевые действия увеличивал количество людей, берущихся за оружие, чтобы отомстить за смерть близких.
Решительные, быстротечные и неожиданные набеги "рейнджеров" влекли многочисленные жертвы не только среди моджахедов, но и среди местного населения. Немало мирных жителей, поплатились жизнью лишь потому, что оказались в зоне действий спецназа или проживали в кишлаках, в которых на ночь останавливались отряды моджахедов. Во время ночных налетов спецназ резал и стрелял всех подряд, не интересуясь возрастом, полом...
Большинство спецназовцев очень спокойно относились к фактам гибели гражданского населения. Почти в каждом афганце «рейнджеры» видели врага и в своем большинстве считали, что даже те, кто не носил оружие, были "духами" или их помощниками.

Работа спецназа. Расстрелянная афганская семья в районе кишлака Гарсалай (Кандагар, 1985г.).
На фотографии не менее пяти трупов: трое мужчин, женщина и девочка. Судя по расположению тел, женщина пыталась закрыть собой девочку.
Мирные, безоружные люди довольно часто попадали под пули спецназа. Причина, вынуждавшая убивать мирных афганцев, была обусловлена "мерами предосторожности". Находясь в пустыне или горах на выполнении боевого задания в отрыве от главных сил, любая группа спецназа не могла допустить, чтобы ее местопребывание было раскрыто. От случайного путника, будь то пастух или сборщик хвороста, заметившего засаду спецназа или его стоянку, исходила вполне реальная угроза. Именно поэтому спецназ не мог позволить себе играть в гуманизм, когда ставкой была их собственная жизнь и выполнение задачи. Это только в фильме «Чёрная акула» главный герой, которого убедительно сыграл Герой Советского Союза, «афганец» В.Востротин, руководствуясь чувствами гуманизма, не решился уничтожить афганского подростка, который случайно обнаружил засаду спецназа. В действительности всё было наоборот...
...Борьба с караванами и перекрытие границ – вопрос, который неизменно вызывал головную боль у советского командования. К чему только не прибегали: минировали границу, устилая перевалы и тропы множеством миниатюрных противопехотных и специальных мин на неизвлекаемость, наносили бомбово-штурмовые удары по кишлакам и отдельным строениям, которые могли бы послужить пристанищем для караванов, совершали облеты больших участков приграничной территории на вертолетах, расстреливая все живое. Однако эти действия вынуждали целые племена сниматься с обжитых мест и уходить в Пакистан и Иран. Там они пополняли лагеря беженцев, где обучались душманы.

Героический образ воина-интернационалиста
Стоило вертолету со спецназом зависнуть над едущей автомашиной или группой кочевников, как те должны были остановиться. В случае неподчинения экипаж вертолета давал предупредительную очередь из пулемета, установленного в пилотской кабине, перед движущимся объектом. Обычно даже самый туго соображающий кочевник или крестьянин после этой очереди понимал, что от него хотят, и останавливался. Если на земле игнорировали предупредительный сигнал, вертолеты открывали огонь на поражение из всего бортового оружия.
"В зоне ответственности советских войск афганский автобус после предупредительной очереди из вертолёта не остановился. Спецназ из НУРСов и пулеметов уничтожил автомобиль, а там оказались старики, женщины и дети. Всего сорок три трупа." (Радиостанция «Свобода–Свободная Европа», 12 февраля 1981 года).
Сродни облётам было совершение рейдов на бронетехнике. Спецназ на БТРах порой до десяти суток, не заходя на базу, колесил по своему региону, "наводя порядок" в пустыне.
«В провинции Нангархар группа афганцев, поехавшая на рейсовом автобусе в Пакистан, исчезла без следа в каменистой пустыне. Их следы отыскались несколько месяцев спустя. Родственники пропавших без вести обнаружили на свалке разбитой техники, устроенной джелалабадским батальоном спецназа рядом с базой, тот самый злополучный автобус, изрешеченный пулями». (Радиостанция «Свобода – Свободная Европа», 14 ноября 1983 года).
В ходе действий спецназа были отмечены десятки случаев, когда мирные афганцы погибали ночью на караванных тропах, попадая под огонь спецназа, сидящего в засаде. "Наша группа открыла огонь по каравану по приказу командира роты. Я слышал крики женщин и детей. После осмотра трупов стало ясно, что караван мирный, но раскаяния я тогда не испытывал",– сообщал корреспонденту Радиостанции «Свобода–Свободная Европа» бывший офицер спецназа, перешедший на сторону моджахедов.
...Спецназ громил не только караваны, доставляющие оружие, но и транспорт с продовольствием, медикаментами, различными товарами первой необходимости, предназначенными для населения. Многие афганцы, не отыскав работы на родине, отправлялись на заработки в Пакистан и Иран. Оттуда они вскладчину, по признаку принадлежности к одному роду или племени, посылали небольшие караваны с имуществом для своих родственников, оставшихся в Афганистане. Эти караваны не имели отношения к тем транспортам с гуманитарной помощью, которые снаряжались оппозиционными силами. Однако для спецназа никакой разницы между этими и другими караванами не существовало. Они их грабили и уничтожали без разбора.

Повстречался афганец. Как только подошли к нему - он уже пленный "дух". А "духа" можно расстрелять на месте.

…Сам престиж службы в элитных подразделениях советской военной разведки ко многому обязывал каждого солдата и офицера спецназа. Вопросы идеологии и политики их интересовали мало. Они не мучились проблемой, "насколько моральна эта война". Такие понятия, как "интернационализм" или "долг по оказанию помощи братскому народу Афганистана" для спецназовцев были лишь политической фразеологией, пустым звуком. Требования соблюдать законность и гуманность по отношению к местному населению воспринимались многими спецназовцами как вещь, несовместимая с приказом "дать результат".
Сегодня лишь немногие из бывших солдат и офицеров спецназа искренне переживают по поводу жертв среди мирных людей. Большинство же, признавая сам факт гибели безоружного населения по их вине, по-прежнему негативно относятся ко всем афганцам.Спецназ, находясь в Афганистане, не рекламировал свои подвиги и победы, и большинство его громких дел по сей день остаётся неизвестным для большинства.Но в памяти подавляющего количества афганского населения останутся лишь наводящие ужасы налёты и дерзкие рейды спецназа на их землю.
* * *

Вот документальное свидетельство. Стенгазета с информацией о боевых действиях,действиях, проводимых летом 1981г. в провинции Кандагар.
Здесь видно, что количество учтённых убитых афганцев в 3 раза превосходит количество трофейного оружия: было изъято 2 автомата, 2 гранатомёта и 43 винтовки, винтовки, а убито 137 человек

Глава VII. Заключительная
На территории Трептов-парка в Берлине свыше 60 лет стоит памятник воинам Советской Армии, павшим в боях с фашизмом. Вылитый в бронзе советский солдат в руке держит спасённую им немецкую девочку. Прототипом для памятника послужил реальный поступок советского солдата Николая Масалова.
30 апреля 1945 года, Берлин, район Ландвер-канала. Менее чем через час должна начаться артподготовка и атака. Наступила тишина, как перед бурей, — тревожная, напряженная. В этот момент Николай и его товарищи услышали плач маленького ребёнка. Без колебаний сержант Н.Масалов обратился к командиру за разрешением пробраться к ребёнку и вынести его из зоны предстоящего боя. До начала атаки оставались уже считанные минуты.
В жестоких сражениях, когда кругом лилась кровь, когда война убивала всё живое, настоящие советские люди всегда оставались людьми. У многих из них убили самое дорогое - их друзей, родителей, жён, детей. Но они сохранили в себе благородство, высочайший гуманизм, истинную человеческую доброту. После разгрома фашизма многие воины Красной Армии помогали немецкому населению налаживать мирную жизнь.

Памятник воинам Советской Армии, павшим в боях с фашизмом. Берлин, Трептов-парк.
Подобный памятник советским воинам-интернационалистам в Афганистане не будет установлен никогда. А если и установят, то мемориал жертвам советской военщины - в память о тысячах и тысячах невинных людей, убитых советскими воинами-"интернационалистами".
Эпилог
Осенью 1986 года офицера, чья «боевая» подруга поведала о героическом «подвиге» их знакомого офицера-десантника, расстрелявшем семь пленных душманов, направили в Афганистан. Можно было ему ещё раз напомнить о Женевской международной конвенции по обращению с военнопленными. Но не стал этого делать, а чисто, по-человечески, сказал на прощанье: «Прежде, чем расстрелять пленного, посмотри вокруг, чтобы рядом не было меня!.. Вслед за пленными я прикончу тебя. Меня, конечно же, привлекут к уголовной ответственности, будут судить. Но, думаю, оправдают. Ведь я, в соответствии с международными законами, защищал честь и достоинство пленных!». Но «подвиг» своего друга-десантника мой знакомый не успел повторить: через три месяца, после прибытия в Афганистан, полк, куда направили служить моего знакомого, вывели на Родину.
Подборку материала осуществил А.Н. Нуреев
Источник
Tags: афганистан
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments