mercator100 (mercator100) wrote,
mercator100
mercator100

Кто на кого, где и когда напал в т.н. "Великой Отечественной" войне?




Знаменитое фото. Перед самым рассветом 22 июня 1941 года. Командующий 2-й танковой группой генерал-полковник Гудериан
(в самом центре смотрит вдаль) со своими офицерами на советской границе. Видимо, в этот самый момент граф Шуленбург готовится выехать к Молотову для вручения ноты об объявлении войны Советскому Союзу. С учетом часовой разницы во времени, скорее всего, именно сейчас и вручает. В Берлине посол Деканозов тоже уже вызван срочно к Риббентропу за тем же самым. Последние минуты мира. Так нам годами преподносили это, действительно, очень выразительное и полное внутреннего драматизма, фото. Но так ли это на самом деле? А вот не факт.
.
..
..
Читатель подогнал текст той самой ноты. Я пока вынужден поставить под сомнение, что это и есть тот самый документ. Во-первых,, по-моему, текст той ноты был несколько другим, но могу, конечно, и путать. Память, знаете ли, уже стариковская. Во-вторых, меня сильно смущает дата - 21 июня 1941 года. Вообще-то, так не делается. Не должно бы там стоять даты накануне. Подозреваю, что эта не та самая нота об объявлении Германией войны Советскому Союзу, а черновик ее. Вернее, ее рабочий вариант. Опираясь на данный документ, я даже не исключаю, что война, та война, которую мы лживо, но упорно называем "Великой Отечественной", могла быть объявлена немцами и, соответственно, начаться еще 21 июня. Не принципиально, если не принимать во внимание нумерологию. Но немцы опять перенесли.

Однако, самое интересное и существенное другое. Пункт первый данного документа гласит нечто неожиданное:

"Вопреки всем взятым на себя обязательствам и в явном противоречии со своими торжественными декларациями, советское правительство повернуло против Германии. Оно

1) не только продолжило, но со времени начала войны даже усилило попытки своей подрывной деятельности, направленной против Германии и Европы..."

Как так? Что, сегодня еще только 21 июня, а некая война между Советским Союзом и Третьим Рейхом уже идет?! Вот, те раз. А вот, представьте себе, да, уже идет. И даже не первый день. И уже есть первые убитые в советско-германской войне 1941-45 гг. Самая ранняя из установленных на сегодня историками смертей в той войне - это немецкий летчик, бортовой стрелок, погибший над полуостровом Ханко (СССР "арендовал" там военную базу) от снаряда, выпущенного из советской зенитки Это случилось 20 июня 1941 года.

Было и некоторое количество других погибших с обеих сторон в тех, подчеркиваю, именно, советско-германских, стычках. На и вокруг финских территорий. Если, конечно, только на них. Мало ли, какие еще сюрпризы нас ждут в дальнейшем. Отсюда и эта загадочная фраза в германской ноте. Возникает законный вопрос: какого черта там происходило еще до 22 июня, почему немцы уже тогда сцепились с большевиками, причем, на земле и в воздухе третьего государства. И почему красные обстреляли, в частности, этот немецкий самолет над территорией Финляндии?
.
Годами нам втуляли-прогоняли про "не поддаваться на провокации!" Сталин якобы сам трясся от страха, и всех своих командиров запугал до смерти, категорически запретив отвечать немцам на любые их выходки. Этим типа и объясняется полная неготовность к отражению агрессии 22 июня. Командиры де были в полной растерянности, не знали, что им делать, это уже война или все еще провокации? Ну, так ведь? Иные придурки и по сей день повторяют эти дурацкие байки, это плохо слепленное задним числом вранье. Все, наверное, помнят эту идиотскую послевоенную выдумку про "молодого и дерзкого" адмирала Кузнецова? Якобы единственного из всех краскомов, "посмевшего ослушаться" приказов великого Сталина и потому приведшего на свой страх и риск в ночь на 22 июня весь РККФ в полную боевую готовность. И что якобы именно поэтому только Балтийский и Северный флоты встретили противника, как подобает, а все остальные вооруженные силы "самой миролюбивой страны мира" так капитально обосрались.

Бездумно повторял эту ахинею и я. Хотя мог бы, наверное, сообразить и без чужих подсказок, что такого не могло быть в принципе. Просто потому, что за спиной у каждого такого "молодого и дерзкого" стоял сталинский чекист с маузером наготове и чрезвычайно обширными полномочиями. Носил он клеша, как и все моряки, может быть, даже умел ходить вразвалочку, но в военно-морском юморе ничего не понимал, ибо был прислан из другого ведомства. И задача у такого "морского волка" была не вникать во флотоводческие затеи, а, как раз, зорко следить, чтобы какой-нибудь "молодой и дерзкий" не учинил какой-нибудь отсебятины. Вот, вроде приведения флота в полную боевую готовность, когда велено сидеть тихо, как мышкам.

И если б адмирал Кузнецов действовал вразрез с указаниями товарища Сталина, то этот мазут сухопутный с чистыми руками и горячим сердцем имел право и обязанность повязать его ленточками от бескозырок, а в случае неудачи данной превентивной меры просто пристрелить мерзавца на месте. Только за этим их за спинами всех командующих и держали. Только по одному этому мы с вами обязаны полностью исключить всякую возможность того, что адмирал Кузнецов мог хоть что-то сделать на свой страх и риск, тем более, вывести корабли в море и расчехлить орудия под свою личную ответственность. Чекисты пристрелили бы не только спятившего командующего, но и всех, кто бросился бы выполнять подобное распоряжение. Однако, на 22 июня флот, действительно оказался полностью боеготов и встретил врага вовсеоружии, факт. Что же коммуняки пытались скрыть за этой нелепой ложью про "молодого и дерзкого", настолько на всю голову отмороженного? А дело тут оказалось вот в чем.

Один гад из наших, из мальчишей-плохишей, большой любитель исторической правды, то есть, подонок, для которого тоже нет ничего святого, Андрей Мелехов, автор нескольких книг, включая весьма убедительную книгу-разоблачение "22 июня. Никакой внезапности не было", нарыл в архивах удивительные документы о действиях советского флота в последние "предвоенные" дни. По чьему-то недогляду, из-за чьей-то халатности безответственного отношения к порученному делу и фирменного нашего разгильдяйства, Совок таки сохранил определенный набор компромата на себя, такого белого и пушистого, именно в недрах архивов ВМФ.

И из этих чудом сохранившихся документов, помимо всего прочего, например удивительной твердой уверенности адмирала Кузнецова в том, что его флоту предстоят интенсивные боевые действия с лета 1941 года по 1 января 1943 года, после каковой даты боеприпасы ему почему-то больше не понадобятся, выяснилась еще и такая удивительная вещь, о которой нам забыли сообщить коммунисты. Самые правдивые, вообще-то, люди на Земле. Ну, забыли, бывает. Всего ж не упомнишь. В той-то кутерьме!

А забыли они, склеротики, что Совок напал в очередной раз на Финляндию и, соответственно, Германию в ночь на 19 июня 1941 года. Я вам больше скажу, из некоторых фактов складывается четкое ощущение, что в тот день СССР напал не столько на Финляндию, сколько именно на Германию. На нее и только на нее. На ее части, дислоцированные в Финляндии и Норвегии. Сейчас объясню.

Из найденных Мелеховым документов следует, что вечером 18 июня, в 18:00 по Москве на всех кораблях и во всех эскадрильях Северного и Балтийского флотов был зачитан приказ о начале боевых действий против... хорошо, пусть пока будет против Финляндии. Но, повторяю, соответственно, и Германии. Это - как минимум. Ибо германские войска давно уже дислоцировались на финской и норвежской территориях, полагая и Финляндию, и, тем более, "оккупированную" Норвегию своими союзниками, и будучи полны решимости отстоять их от любой агрессии. И не знать этого, а тем более, не понимать этого Сталин не мог. Значит, нарывался на войну
с немцами вполне сознательно. Значит, ни капельки их не боялся. И вообще, это много чего значит. Особенно, для разбирательства вопроса, кто на кого напал в том июне. И кто от кого был вынужден защищаться.

В ночь на 19 июня РККФ начинает бить по финской и, возможно, норвежской территории (а уж летают через север Норвегии по-любому) из корабельных орудий, плюс вторгается в их воздушное пространство. Опять же, разумеется, с целью нанесения ударов по наземным целям, больше просто незачем. А это, в свою очередь, неизбежно предполагает еще и воздушные бои с истребителями противника. Пока Сталин нападает только силами этих двух флотов, без привлечения сухопутных и воздушных сил Красной армии. Почему так робко? Полагаю, потому, что товарищ Сталин считал, что сил этих двух флотов вполне достаточно, чтобы накрыть... немцев. Только немцев. Благо, все их части дислоцируются в непосредственной близости от берегов Балтийского и Баренцева морей, для сил флота досягаемы, и внутренняя Финляндия его совершенно не интересует. Других объяснений я пока не вижу.

Ведь товарищ Сталин уже имел плачевный опыт сухопутных вторжений в Финляндию, порой очень плачевный опыт, и потому отлично понимал, что и сил всего РККФ, даже если подогнать туда же весь Черноморский и Тихоокеанский флоты, на "маленькую" Финляндию не хватит. Ученый уже был. Уже получал в лоб, прям, в Красную Звезду на шапке. И потому отчетливо понимал, не мог не понимать, что для достижения успеха в этой непроходимой во всех отношениях стране, набитой столь же непроходимыми "тупицами", не понимающими своего счастья, ему придется задействовать целую груду сухопутных войск. Но тут мы внезапно сталкиваемся с исторической загадкой.

Глядя на силы РККА, стянутые накануне войны к финским границам (Северный фронт), и сравнивая их с той мощью, что была подтянута к границам Германии и Румынии, мы вынуждены констатировать, что товарищ Сталин еще раз вторгаться в Финляндию... выходит, вовсе не собирался. Разве что, на севере, на одном единственном направлении Кандалакша-Рованьеми-Кеми. С целью прорыва на север Ботнического залива. С дальнейшим выходом к полиметаллическим рудникам на севере Швеции. Нейтральной, заметьте себе, Швеции. Но буржуинской, а потому и априори виновной перед мировым пролетариатом. Именно из Швеции Германия в дальнейшем всю войну и получала львиную долю всей металлической руды, как цветной, так и черной. Получала морем, и чтобы все это "безобразие" прекратить, территорию Швеции даже не надо было захватывать, достаточно было взять под надежный контроль лишь дорогу вокруг Ботнического залива, и то, только в северной ее части. Сил же, достаточных для разгрома финской армии и оккупации всей страны Сталин против Финляндии летом 1941 года даже не собирал. Однако, войну почему-то начал именно там. Почему так?

Теперь читаем восхитительное. Потрясающе незатейливое и потому подкупающее своей незамутненной простотой. Внезапно так:

"21—25 июня с территории Финляндии против СССР действовали военно-морские и военно-воздушные силы Германии[15].

Ещё 24 июня на пресс-конференции[уточнить] в министерстве иностранных дел в Берлине было заявлено, что Финляндия не ведёт войны с Советским Союзом.

25 июня силы советского воздушного флота нанесли авиаудар по 18 финским аэродромам и нескольким населённым пунктам[12][16].

В этот же день правительство Финляндии заявило, что страна находится в состоянии войны с СССР.

29 июня финские войска начали боевые действия против СССР[17"

Можно, конечно, заявить, что Википедия - не источник, и я с вами тут же соглашусь, но источник-то - не Википедия, внятные ссылки на работы исследователей даны. В том числе, финских исследователей, не таких забывчивых, как наша родна Советска власть. Давайте теперь осмыслим написанное в обратном порядке.

Итак, Финляндия начинает боевые действия, лишь спустя 10 дней после начала мобилизации объявленной19 июня, сразу же после очередного советского нападения, и только через неделю после того, как "Великая Отечественная война советского народа против немецко-фашистсих оккупантов" началась официально. Почему финики так долго тянули с открытием военных действий против оголтелого агрессора? Существует версия, что финны - ужасно тормознутые. я бы принял такое убедительное объяснение, но у самого у меня складывается все более твердое ощущение, что они просто не хотели с Совком опять воевать. Ни в какую не хотели! Ну, вот, кажется мне так, что ж с этим поделаешь.

Если они через пять дней после советского нападения и через два дня после объявления Германией войны Советскому Союзу, все еще настаивают, что не ведут ни с кем никакой войны, да еще и нагло кидают подобные заявы прям в Берлине, то я усматриваю в этом не природную тормознутость, а природную упёртость. И чтобы финны распрощались, наконец, со своим врожденным пацифизмом, большевикам понадобилось жахнуть аж сразу по 18 аэродромам (наверное, их столько в Финляндии и было) да еще и выбомбить некоторое количество мирного населения..Возникает вопрос, зачем Сталину это делать?

25 июня. Уже четвертый день, как у Сталина и всей его банды жопа дымится. Никто из этих скотов уже ночей не спит, лихорадочно пытаясь хоть что-то придумать, найти хоть какой-то выход из сложившейся - совершенно дикой! - ситуации. Но армия большевиков застигнута в такой неподходящий момент и находится в такой нелепой конфигурации, что ее невозможно использовать ни для обороны, ни для наступления. Ее, вообще, ни для чего сейчас использовать невозможно. Фактически, никакой армии у большевиков сейчас попросту нет, а есть гигантские разрозненные толпы небритых мужиков, одетых зачем-то в военную форму. И совершенно, к тому же, не желающих с немцами воевать. Как оказалось. Даже те немногие, у кого есть чем отбиваться, все равно, не желают. А немец прет. Практически, через пустоту. И единственное, что его пока хоть как-то задерживает, это "проколы, поломки, энтузиазм населения". Плюс наши фирменные дороги, внутрь которых, как утверждает Виктор Суворов, вмонтирован загадочный подкидывающий механизм.

Плюс выходки Геринга. Который уже вошел во вкус блицкрига, и уже ведет свою собственную, отдельную от Рейха, победоносную войну на Востоке. Причем, на земле, а не в небе, постоянно создавая помехи плановой работе немецких танковых клиньев. Орды его машин с оборудованием для новых аэродромов постоянно вырываются вперед, там ломаются или безнадежно застревают всей толпой на русских "дорогах", мешая быстрому продвижению танков. Сначала приходится все это хозяйство Люфтваффе растаскивать и вытаскивать, и только потом продолжать движение.

Первый раз Геринг сорвал танкистам блицкриг еще 22 июня. Ага, в первый же день. Танки генерала Готта прижались к обочине на профилактику, и их тут же обогнали грузовики летчиков, тяжело груженые телеграфными столбами. Дело было в Западной Белоруссии, то есть в хорошо знакомой немцам Польше, с типичными для тех мест песчано-рассыпчатыми дорогами. Об этом знали все, кроме летчиков. Машины Люфтваффе лихо обогнали всю 3-ю танковую группу, после чего и увязли по самые оси в том специфическом грунте. Все, блицкриг был сорван. Геринг - чемпион по автогонкам. И жаловаться на него фюреру бесполезно, Герингу можно все.

Но в принципе, как известно, весь этот автопробег развивается вполне стремительно. Через три дня немцы, вопреки Герингу, возьмут Минск. Еще через день вымотанный и опустивший руки Сталин на выходе из Генштаба скажет своим сообщникам легендарную фразу "Ленин оставил нам великое наследство, а мы его так бездарно просрали", после чего плюнет на все и удалится на Ближнюю квасить в одно рыло. И спать. С вечера 29 июня и до утра 1 июля он не будет ни с кем-либо встречаться, ни отвечать на любые звонки.

Его, урода, можно понять. Это не безответственность. И даже не дикая усталось от бессонной недели. А это, во-первых, пришедшее предельно четкое осознание того, что дело всей жизни проиграно. Что проиграно оно уже безнадежно и окончательно. Что какой-то жалкий Гитлер, которого Чурчхела считал своей безмозглой марионеткой, всего лишь "ледоколом мировой революции", тупым тараном всех своих начинаний, одним легким движением спустил всю его жизнь в унитаз. Одним махом перечеркнул все, ради чего были принесены такие чудовищные жертвы. И что поправить уже, увы, ничего нельзя, не стоит себя обманывать.

А во-вторых, что текущая ситуация на фронте стать еще хуже не может в принципе. И, соответственно, что бы ни произошло, знать ему об этом совершенно не обязательно. Что с ним, что без него, ничего принципиально не изменится. Это не война, а черти что! И продлится это положение вещей еще долго. И все ему надоело, пусть сами разбираются. "Освободительный поход" в Европу завершился еще до своего начала, и, что самое страшное, начать все заново больше нет ни малейшей возможности. Ни малейшей! Славное и, вообще-то, очень хорошо подготовленное, а потому и сравнительно легкое дело "освобождения мирового пролетариата" прямо на глазах начинает оборачиваться тяжелейшей "Великой Отечественной" войной с непонятным пока исходом, и потому пора уже завывать "братья и сестры!" Через три дня он так и сделает, скотина.

Но еще совсем недавно, всего-то в предыдущей жизни, всего-то на одну жизнь раньше, всего несколько дней назад, прямо посреди самой первой, самой жаркой, недели, когда надежда все исправить еще отнюдь не умерла, и все еще оставалось, за что бороться, ему почему-то показалось, что одного Третьего Рейха ему мало, надо еще и Финляндию против себя настрополить. Сразу скажу, я не знаю, зачем он 25 июня ударил по финским городам и аэродромам. Нет у меня пока на этот счет идей. Как не понимаю теперь и того, зачем Германия, вообще, объявила войну СССР 22 июня, вместо того, чтобы доложить всему миру, что они стали жертвой советского нападения еще за три дня до этой даты.

И что нападение СССР на Германию, именно, на Германию, произошло еще в ночь на 19 июня 1941 года. И что это, скажем так, "предварительное", нападение большевиков на Третий Рейх произошло почему-то в Финляндии. Да, загадка природы. Однако же, факт. Доказательства? А вон, выше посмотрите. Это финский исследователь на голубом глазу утверждает, святая простота, что с 21 по 25 июня против СССР в Финляндии сражаются только германская армия и флот. А финны и 24 июня еще ни с кем не воюют. Какие еще нужны доказательства?

Является фактом, что на саму Финляндию Сталин зачем-то напал лишь неделю спустя после нападения на Германию. И что советско-германская война разразилась еще за трое суток до того, как Гитлер успел зачем-то объявить войну Советскому Союзу. Напавшему на Германию в Финляндии и Норвегии. Напавшему, как это и делается у большевиков обычно - без всякого объявления войны. Поэтому нападение как бы и не считова, да? Кто честно объявил войну, тот и виноват? Хотя, действительно, немного странно, что на этот раз и без традиционного для красных объявления очередного "освободительного похода". Могу только предположить, почему "освободительный поход" в этот раз не был широко объявлен. Потому что его объявление намечалось на, как считает Виктор Суворов, 6 июля 1941 года. Это пока полнейшая загадка, с какой целью Сталин затеял это, "предварительное" нападение на Германию в Финляндии за две с лишним недели до основного нападения. Впрочем, кто хочет, тот может верить в "молодого и дерзкого".

В результате этого, может, и рыцарского, но очень, по-моему, неразумного объявления войны Совку 22 июня 1941 года Германия числится в агрессорах, а СССР - в жертвах нападения. Хотя Советско-германскую войну 1941 - 1945 гг. начал на земле Финляндии именно СССР (бои с немцами до 22 июня велись только там), А Германия 22 июня начала не войну, а всего лишь широкомасштабное наступление в ходе уже ведущейся войны. Пока выходит, что так.
Tags: вов.мифы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 55 comments