mercator100 (mercator100) wrote,
mercator100
mercator100

Охота за де Голлем: как израильские спецслужбы спасли жизнь французского президента

Оригинал взят у grimnir74 в Охота за де Голлем: как израильские спецслужбы спасли жизнь французского президента

Как израильские спецслужбы спасли жизнь французского президента, а также о трех десятках других покушений на жизнь отважного генерала и политика

"Всю свою жизнь де Голль размышлял над историей Франции. В течение 30 лет он создавал ее. Теперь он вошел в неё". (Историк Эдмон Поньон)

28 мая 2017 года СМИ Франции сообщили о том, что неизвестные вандалы осквернили могилу Шарля де Голля — основателя и первого президента Пятой республики, одного из крупнейших политиков ХХ века. Это сообщение побудило меня вновь обратиться к истории этой страны и рассказать о роли де Голля в создании новой Республики.

* * *

Шарль де Голль родился в Лилле в буржуазной семье. Большое влияние на формирование его личности оказала духовная атмосфера семьи, где были сильны патриотические традиции. Высшими в семье считались два понятия: Нация и Родина. Он всегда верил в особое предназначение своей родины и сам стремился совершить что-то значительное во имя ее славы.

В 1912 году де Голль окончил знаменитое военное училище Сен-Сир, а затем Высшую военную школу в Париже. В выданной ему характеристике отмечалось:

"Очень способный и широко образованный. Отлично ориентируется на местности, отдает чёткие приказы, решителен, трудолюбив… Личность чрезвычайно развитая с большим чувством собственного достоинства. Может достичь блестящих результатов".

В 1937 году в чине полковника был направлен в город Мец в качестве командира полка.

Вторая мировая война буквально перевернула жизнь де Голля. В 1940 году он возглавил бронетанковую дивизию, отличившуюся в боях на реке Сомме и получил за отвагу звание бригадного генерала. Был назначен заместителем министра национальной обороны.

Однако, когда в июне 1940 года правительство, возглавляемое маршалом Петэном, выступило за перемирие с Германией, приняв решение о капитуляции, де Голль отказался подчиниться властям. В дни катастрофы, нависшей над родиной, когда французская армия отступала и немцы подходили к Парижу, он писал жене:

"Я ни за что не сдамся".

Правительство маршала Петэна, подчиненное гитлеровцам, заочно приговорило де Голля к смертной казни.

17 июня 1940 года генерал де Голль вылетел в Лондон и обратился с воззванием к соотечественникам:

"Исход этой войны не решается битвой за Францию. Это мировая война…"




Воззвание де Голля "Ко всем французам", 1940. Фото: Wikipedia / Общественное достояние


Де Голль призвал французских офицеров и солдат установить с ним связь:

"Чтобы бы ни случилось, пламя французского Сопротивления не должно погаснуть и не погаснет…"

В Лондоне де Голль возглавил объединенные патриотические силы ("Свободная Франция," а с 1943 года "Сражающаяся Франция").





* * *

В годы гитлеровской оккупации (1943 г.), переехав в Алжир, генерал возглавлял Французский комитет, а после освобождения Франции стал главой первого временного правительства страны. Под его руководством во Франции были восстановлены демократические свободы и проведены экономические реформы. Тем не менее, в январе 1946 года генерал де Голль ушел в отставку.

Однако спустя 12 лет, когда колониальная война в Алжире резко обострила ситуацию во Франции и перед лицом мятежа правительство бездействовало, в правящих кругах страны стало ясно, что овладеть ситуацией может только де Голль. Президент страны Рене Коти обратился к обеим палатам парламента с посланием, в котором говорилось, что в тяжелый час для страны он "…решил обратиться к самому знаменитому из французов, и предложил ему сформировать правительство общественного спасения". Национальное собрание утвердило де Голля в качестве премьер-министра.

Новая конституция 1958 года была разработана при непосредственном участии де Голля и была одобрена большинством французов. Так родилась Пятая республика. Её первым президентом стал де Голль, занимавший этот пост более десяти лет. Конституция значительно расширила прерогативы президента.

Но очень скоро сторонники "французского Алжира" столкнулись с тем, что генерал де Голль, на которого они делали ставку в мае 1958 года, не оправдал их надежд. Своей первоочередной задачей президент де Голль считал урегулирование "алжирской проблемы". И вернулся он к власти с твердым убеждением предоставить Алжиру независимость, хотя знал, что этой точки зрения придерживаются далеко не все, и многие французы сочувствуют своим соотечественникам в Алжире, которым в случае его отделения придется оттуда уехать. Но президент остался верен избранному курсу. 16 сентября 1959 года он заявил о праве Алжира на самоопределение.

В ответ на это "ультра" при поддержке парашютных частей подняли в алжирской столице военно-фашистский путч, известный под названием "неделя баррикад", требуя от правительства отказа от новой политики.

Главную силу антиреспубликанского заговора составляла группа кадровых офицеров и генералитета французской армии, которые выступали с публичными заявлениями, содержавшими резкую критику политики президента де Голля. А главком французских вооруженных сил в Алжире Салан заявил западногерманскому корреспонденту:

"Французские войска вообще никогда не покинут Алжир".

Существовала угроза высадки десанта в Париже. Но де Голль был тверд в своем намерении предоставить свободу Алжиру. Мятеж был подавлен.

В конце того же года президент объявил, что будущий Алжир мыслится им как "государство со своим правительством".




Де Голль (в центре) в Тунисе, 1943. Фото: Wikipedia / Общественное достояние


* * *

С этого момента началась многолетняя "алжирская драма", в ходе которой президенту пришлось вести борьбу против подпольных вооруженных организаций. Это был период многократных покушений на его жизнь. По подсчетам историков, их было совершено более 30.

Первая из известных попыток покушения на генерала де Голля произошла буквально через несколько дней после его возвращения к власти в мае 1958 года.

4 июня де Голль, тогда еще глава правительства, прибыл в Алжир, где с мая хозяйничали путчисты. Ему предстояло выступать с балкона здания генерал-губернаторства. Исполнителем должен был стать бывший вишист, которому одна из ультранационалистических организаций поручила убить генерала во время его выступления.

Как только де Голль в сопровождении генерала Салана, тогдашнего главкома в Алжире, появился на балконе перед многотысячной толпой, скандировавшей: "Французский Алжир!", террорист поднял винтовку и прицелился в де Голля. Оставалось только нажать спусковой курок. Но в это мгновение до стрелка донесся голос де Голля:

"Я вас понял!"

Ошеломленный террорист отложил винтовку и стал с удовлетворением слушать речь генерала о законности чаяний алжирских французов, полагая, что генерал изменил свои взгляды и солидарен с колонистами.

Вновь угроза убийства де Голля возникла осенью того же 1958 года. На этот раз покушение намеривались осуществить члены правоэкстремистской организация "Молодая нация", созданной еще в 1949 году бывшими петэновцами. Их деятельность не ограничивалась Алжиром и осуществлялась в метрополии, в частности, в Марселе. Покушение намечалось провести в день посещения этого города де Голлем. Орудием убийства террористы выбрали кинжал. Намечалось воспользоваться временем перехода генерала короткого расстояния от префектуры до мэрии города. Заговорщики намеревались устроить панику в толпе с помощью петард и дымовых шашек.

Задуманным планам не суждено было сбыться. Неожиданно разразилась гроза с проливным дождем. Дождевая вода затопила заложенные заранее петарды и дымовые шашки. Не удалось также вызвать панику среди собравшихся марсельцев, которые устроили де Голлю теплую встречу.

Провалилась и очередная попытка покушения на де Голля, предпринятая в январе 1960 года.

Ее организатором и исполнителем был демобилизованный из армии Андре Орсони, участник колониальных войск в Индокитае и Алжире. Ему удалось собрать для проведения операции 250 добровольцев — бывших военнослужащих Иностранного легиона. Был даже задуман дерзкий план захвата Елисейского дворца, где поселился президент.

Помощь заговорщикам обещал некий майор д’Ар, ведавший мобилизационными резервами. Было обещано передать заговорщикам необходимое количество оружия, которое хранилось в подведомственном ему арсенале.

Все, казалось, было готово, но за несколько дней до намеченной акции в авиационной катастрофе при таинственных обстоятельствах погибает майор д’Ар, обещавший поддержку оружием, которое исчезает из склада.

Впоследствии выяснилось, что среди участников заговора оказался осведомитель службы безопасности, раскрывший их планы.

В другой раз покушение на де Голля должен был совершить сопровождавший президента мотоциклист из эскорта — некий Жеронимо — во время очередной рабочей поездки де Голля в Алжир в начале октября 1960 года.

В одном из городов генерал вышел из машины к собравшейся толпе, которая скандировала "Долой де Голля!", чем обескуражил и свою свиту, и манифестантов. Затем подошел к женщине, истерически кричащей "Французский Алжир!" и пожал ей руку со словами:

"Ну, конечно же, мадам".

После чего направился к своей машине, дверь которой открыл Жеронимо. Ему де Голль тоже приветливо улыбнулся.

Много позже Жеронимо рассказал журналистам, что в момент, когда генерал улыбнулся ему, его рука осталась судорожно вцепившейся в рукоятку пистолета.

В конце 1960 года было предотвращено покушение, о подготовке которого стало известно израильской разведке, имевшей свои "глаза и уши" в Алжире. Сразу по получении информации о готовящемся заговоре тогдашний министр обороны Израиля Шимон Перес передал ее своему французскому коллеге Пьеру Мессемеру. Служба безопасности успела провести превентивные аресты заговорщиков и предотвратила покушение.




Памятник де Голлю в Варшаве на Иерусалимских аллеях. Фото: Wikipedia / Общественное достояние / Heavenly


* * *

В январе 1961 года алжирский вопрос был вынесен на референдум, и 75% голосовавших поддержали де Голля.

Между тем противники президента не угомонились. Реакционные силы Франции, основу которых составляли обосновавшиеся в Северной Африке представители аграрного капитала, были тесно связаны с французской администрацией. Провозгласив однажды лозунг: "Алжир — французский", они по-прежнему выступали против предоставления ему независимости.

В марте 1961 года в Швейцарии на съезде военных и гражданских ультрас была создана "Секретная вооруженная организация" (ОАС), в которую входили политические группировки в метрополии и мятежные алжирские полковники и ультра, представители которых незадолго до этого — в феврале 1961 года — подписали мадридское соглашение. Главой ОАС стал генерал Рауль Салан, бывший командующий французскими войсками в Алжире. Вскоре там произошел генеральский мятеж, организованный ОАС, целью которого было свержение правительства де Голля. Возникла угроза вступления десантных частей в Париж. Однако этот мятеж, как и путч в 1960 году, провалился. Мятежные генералы были арестованы.

В апреле 1962 года в результате успешной операции спецслужб был арестован глава ОАС генерал Салан, а также его ближайший соратник генерал Жуо. На некоторое время секретная организация прекратила свою деятельность. Во главе ОАС стал полковник Антуан Арго. С его приходом частично поменялась тактика. Арго был убежден, что террор должен иметь идеологическое прикрытие. Он надеялся, что патриотическая пропаганда ОАС привлечет к ней симпатии не столько населения, сколько офицеров-силовиков-армейцев, спецназа, полицейских, жандармов. Расчет был на то, что борьба де Голля против ОАС окажется фактически парализованной — ее попросту некому будет вести.

Силовые структуры стали разбрасывать десятки тысяч листовок, начали работать подпольные радиостанции. Пропагандисты ОАС стремились вызвать недовольство у большинства людей в погонах. Они обвиняли де Голля в национальном унижении и предательстве армии, в потворстве либералам и даже промосковским коммунистам.

* * *

Из различных материалов о покушениях на де Голля отметим наиболее известные факты, приведенные российским профессором Н.Н.Черкасовым, — в Пон-сюр-Сен и Пти-Кламар.

Подготовка к предстоящим событиям началась в один из летних дней 1961 года в Голубом салоне Люксембургского дворца Сената Французской республики с беседы двух человек.

"Смерть де Голля — последний шанс спасти Алжир, — сказал один из собеседников. — Смерть одного человека может спасти полтора миллиона французов в Алжире. Мы не должны колебаться. Вы готовы убить де Голля?"

Человек, к которому был обращен вопрос, утвердительно кивнул. Звали его Анди Манури и числился он активистом ультраправого Французского национального фронта (ФНФ).

Спустя несколько дней состоялось знакомство Манури с его будущим шефом, который представился Жерменом (без фамилии). Его настоящего имени никто не должен был знать, даже сообщники-заговорщики. Под этим именем скрывался Жан Бастьен-Тири, действующий подполковник ВВС, сотрудник министерства авиации. Подполковник придерживался крайне правых взглядов, возглавлял террористическое подразделение (группу ликвидации) "Старого штаба армии". Он ненавидел де Голля, которого считал изменником родины, и с готовностью принял предложение руководства "Старого штаба армии" убить президента.

8 сентября 1961 года в 19 часов 30 минут президент де Голль и его супруга в сопровождении начальника охраны подполковника Тейсейра вышли из Елисейского дворца и сели в машину. Де Голль, как всегда, занял место на заднем сидении за шофером. Мадам де Голль — справа от него, подполковник рядом с водителем. В сопровождении машины охраны президентская чета в лимузине направилась в резиденцию Ла Буассери, Коломбе-де-Дез Эглиз. Через два часа со скоростью 110 км/час "Ситроен" главы государства приближался к местечку Пон-сюр-Сен. Президентский эскорт двигался следом. Впереди на обочине дороги водитель увидел кучу песка и решил, что она, вероятно, оставлена дорожными ремонтниками. Но в тот момент, когда машина президента поравнялась с ней, раздался взрыв и "Ситроен" охватило пламя.

Личный шофер де Голля Франсис Марру, неоднократно спасавший главу государства от верной гибели, пытался выровнять машину, отброшенную влево на обочину. Автомобиль буквально подскочил и вырвался вперед. Марру услышал за спиной голос де Голля: "Быстрей!" Спустя несколько минут президентский автомобиль въехал во двор оказавшейся неподалеку базы ВВС. Вышедший из машины де Голль осмотрел полученные повреждения. Затем сел в предложенную ему машину. На вопрос Тейсейра: "Все в порядке, мой генерал?" — последовал ответ: "Да, подполковник, мы едем дальше".

Экспертная комиссия установила, что все могло закончиться гораздо хуже, если бы водитель не сумел вырвать машину из огня.

После провала покушения Манури был обвинен руководством "Старого штаба армии" в сотрудничестве со службой безопасности и за предательство приговорен к смерти. Но в ходе дальнейшего расследования выяснилось, что Манури не был ни провокатором, ни осведомителем.

Большинство участников покушения в Пон-сюр-Сер были вскоре установлены и арестованы. Но его непосредственный организатор — подполковник Бастьен-Тири — продолжал по-прежнему являться на службу и пользоваться полным доверием начальства.

После провала этой операции он по заданию руководства "Старого штаба армии" установил связи с ОАС и приступил к подготовке совместной террористической акции. На сей раз он фигурировал под псевдонимом "Дилье". К непосредственному участию в новом покушении Бастьен-Тири привлек 15 человек. Это были скрывавшиеся армейские дезертиры, активисты ОАС и даже три венгра — участники будапештского восстания 1956 года.

Для более тщательной подготовки, длившейся два месяца, было израсходовано около 2 миллионов франков. Покушение было совершено 21 августа 1962 года в районе парижского пригорода Пти-Кламар, через который президент вместе с супругой и зятем — полковником Аленом де Буассье, — следовал в свою загородную резиденцию.

На одном из перекрестков автомобиль главы государства попал под огонь нескольких автоматов. В "Ситроен" де Голля было выпущено 150 пуль, 6 из которых влетели в салон машины. Одна, пробив заднее стекло, едва не сразила мадам де Голль, застряв в сиденье, в полутора сантиметрах от ее спины, другая вонзилась в сиденье между ней и де Голлем. Третья пуля пробила запасную канистру с бензином, который стал растекаться, что могло вызвать воспламенение.

Высокая фигура генерала представляла удобную мишень для стрелков. Но де Голль категорически отказывался хоть немного наклониться, на чем настаивал его зять.

"Президент Франции не может позволить себе кланяться подонкам", — ответил ему де Голль.

Тем временем водитель Марру всячески старался увернуться от автоматных очередей и вырваться и зоны обстрела.

А охрана де Голля показала себя далеко не с лучшей стороны. Как только началась стрельба, шофер машины сопровождения струсил, затормозил и спрятал голову под сиденье. Телохранители президента вместо того, чтобы выскочить из автомобиля и броситься на помощь де Голлю, оставили главу государства и членов его семьи наедине с террористами, спрятавшись кто куда мог.

И на этот раз водитель Марру проявил хладнокровие и выдержку, и сумел оторваться от преследования. Машина с оскандалившимися телохранителями нагнала президентский "Ситроен", остановившийся на безопасном расстоянии от Пти-Кламара. Они понимали, что их ждет дисциплинарное взыскание и увольнение с престижной службы.

Террористы не рискнули продолжать погоню и свернули на боковую улицу. Невозмутимый де Голль, выйдя из машины, обращаясь к зятю, сказал о террористах:

"Эти свиньи не умеют даже стрелять. Заговор организован плохо. Они не профессионалы. Если бы только в меня, это было бы не так грязно… Но я не могу простить, что они стреляли в мою жену. По-моему, это подло".




Ивонна де Голль, супруга Шарля де Голля. Фотография 1968 года из Федерального архива Германии


После подобных дерзких акций террористов министр внутренних дел Р.Фрей получил указание в двухнедельный срок задержать их. Основная часть их была поймана в течение нескольких дней. А таинственный "Дидье" — бывший соратник де Голля Бастьен-Тири — был арестован в сентябре 1962 года в своем загородном доме. В январе 1963 года подполковник Бастьен-Тири предстал перед военным трибуналом и был приговорен к смертной казни.

* * *

С сентября 1962 года непосредственную ответственность за безопасность президента взял на себя лично министр внутренних дел. Де Голль не проявлял интереса к собственной безопасности, полагая, что это не его дело. Он лишь пожимал плечами, когда охрана предупреждала о возможном покушении и советовала отменить поездку или изменить маршрут следования. Он никогда не менял своих планов.

Когда глава МВД Р.Фрей спросил президента, почему он не пользуется при передвижении вертолетом, то последовал резкий ответ:

"Да потому, что это очень дорого".

Де Голль потребовал больше не поднимать эту тему.

Одна из последних известных попыток покушения на де Голля была предпринята 15 апреля 1964 года. Готовилось оно во исполнение "приговора", вынесенного президенту Франции еще в июле 1962 года "Военным трибуналом Национального совета Сопротивления".

На этот раз организаторами покушения стали бывший соратник де Голля Жак Сустель и главный идеолог ОАС Жан-Жак Сюзини, уцелевшие к тому времени оасовские руководители, действовавшие в подполье. По оценке знавших Сюзини, это был самый молодой, самый умный и самый опасный из оасовских шефов. По сути, он являлся основным организатором тайных акций.

Заговорщикам было известно, что 15 августа де Голль примет участие в торжественном открытии мемориала на горе Фарон, близ Тулона, где 14 августа 1944 года совершили высадку англо-американские войска. Сюзини задумал нанести удар на кладбище в Коломбе-ле-Дез Эглиз, где была похоронена любимая дочь де Голля, умершая в 1948 году в возрасте 20 лет. Генерал часто приходил на могилу дочери и подолгу сидел там на скамейке в полном одиночестве.

Сюзини направил на кладбище своего человека, чтобы он заминировал могилу Анны. Но, узнав о предстоящем посещении де Голлем мемориала на горе Фарон, где будет присутствовать многотысячная толпа и телекамеры, решил, что этот вариант произведет больший эффект.

На месте ожидавшейся церемонии террористы накануне заложили в вазы с цветами несколько килограммов взрывчатки.

Сюзини сел против телевизора, предвкушая радость долгожданного возмездия "предателю".

Де Голль делал все, что было предусмотрено. Совершив церемонию, он спокойно спустился с горы Фарон. Прямая трансляция завершилась, а взрыва так и не последовало.

Обескураженный Сюзини, проведший бессонную ночь, ничего не понимал — куда пропали 10 его сообщников, которые должны были установить взрыватель и подорвать вазы с цветами.

Причина очередного провала оказалась банальной. Де Голль должен был прибыть на церемонию в 16 часов. Террористы намеревались установить взрыватель в 14.00. Но служба безопасности уже к 12.00 перекрыла все доступы к мемориалу. Попытка озадаченных заговорщиков отвлечь внимание полицейских и незаметно приблизиться к мемориалу провалилась.

Последняя из зарегистрированных попыток покушения на де Голля была предпринята в Париже 1 июля 1966 года, когда президент Франции возвращался из поездки в СССР, где были подписаны важные для обеих стран документы о сотрудничестве. На сей раз ее предприняли недовольные политикой де Голля, направленной на сближение СССР и Франции, на разрядку напряженности и обеспечение международной безопасности.




Встреча Ричарда Никсона с де Голлем, — вскоре после прихода к власти первого и незадолго до отставки последнего, 1969. Фото: Wikipedia / Общественное достояние


* * *

Нельзя не отметить важную особенность этого поистине великого человека. Де Голль был свободен от многих незавидных качеств людей заурядных и мелких, в первую очередь — от мстительности. Он никогда не мстил даже тем, кто пытался его убить. Это проявилось в актах милосердия, проявленных им в отношении своих недавних врагов, часть которых впоследствии были помилованы им и его приемниками.

28 апреля 1969 года, оплеванный участниками студенческих волнений и профсоюзами, не понятый новыми соратниками, Шарль де Голль ушел в отставку и уехал в родное Коломбэ, где писал "Мемуары надежд".

Ушел из жизни де Голль 9 ноября 1970 года, не дожив двух недель до восьмидесятилетия — смерть наступила от разрыва аорты.




Могила де Голля, его жены и дочери в Коломбэ. Фото: Wikipedia / Juergen Kappenberg


На следующий день второй президент Пятой республики Жорж Помпиду в обращении к соотечественникам сказал:

"Француженки, французы! Умер де Голль. Франция овдовела".

Похоронен он был на маленьком деревенском кладбище Коломбэ, как он завещал, без музыки и фанфар в присутствии только родных и близких. На скромном памятнике можно прочитать: "Шарль де Голль. 1890-1970".

Прошло почти полвека. Память и личность генерала де Голля дороги всем французам. За 80 лет своей жизни он сумел стать национальным героем Франции.

В конце мая 2017 года неизвестные вандалы осквернили могилу де Голля, покусившись на память и ценности страны. Однако подвиг, совершенный Шарлем де Голлем во имя своей родины, до сих пор остается силой, движущей Францию вперед.
Семен КИПЕРМАН

Источник: http://www.isrageo.com/2017/06/20/degoll/


Tags: де голль
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment