mercator100 (mercator100) wrote,
mercator100
mercator100

Виктор СУВОРОВ. РАДИ ЧЕГО ЖУКОВ РАСКРЫВАЛ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ТАЙНЫ?



Георгий Константинович умер в 1974 году. До горбачевской
гласности было еще двенадцать лет. Ах, как жаль! Сколько бы мы
узнали нового, настоящего о Великой Отечественной войне,
если бы Жуков дожил до этого времени.
В. Познер
«Противостояние». Москва. АСТ. 2015.

1.
Накануне германского вторжения военное руководство Советского Союза возглавляли Сталин, Тимошенко и Жуков.
Сталин Иосиф Виссарионович — Генеральный секретарь Коммунистической партии, председатель Совета народных комиссаров.
Маршал Советского Союза Тимошенко Семен Константинович — народный комиссар обороны.
Генерал армии Жуков Георгий Константинович — начальник Генерального штаба.
Кроме этой первой тройки нападающих военные планы Сталина знали и готовили еще четыре человека:
генерал-лейтенант Ватутин Николай Федорович — первый заместитель начальника Генерального штаба;
генерал-лейтенант Маландин Герман Капитонович — начальник Оперативного управления Генерального штаба;
генерал-майор Василевский Александр Михайлович, первый заместитель начальника Оперативного управления Генерального штаба, лично разрабатывал план боевых действий на северном, северо-западном и западном направлениях;
генерал-майор Анисов Андрей Федорович, заместитель начальника Оперативного управления Генерального штаба, лично разрабатывал план боевых действий на юго-западном и южном направлениях.
В июне 1941 года содержание планов Красной Армии в полном объеме знали только эти семь человек.
Великолепная семерка.

2.
Нет никаких сомнений в том, что в июне 1941 года Красная Армия планы войны имела.
Однако нет никаких сомнений и в том, что в июне 1941 года Красная Армия никаких планов обороны страны не имела, она действовала вообще без всяких планов.
И давайте не путать: планы войны - это одно, а планы обороны страны - нечто иное. В Советском Союзе это разные, никак между собой не связанные понятия.
О том, что планов обороны страны не было, достаточно красноречиво говорит разгром Красной Армии в 1941 году. Поражение было настолько позорным и страшным, что цифры потерь были засекречены на полвека. И только в самый последний год существования Советского Союза была написана книга «Гриф секретности снят». Коллектив авторов возглавил начальник Главного организационно-мобилизационного управления Генерального штаба генерал-полковник Кривошеев Г.Ф.
В стране в тот момент свирепствовал кризис идеологический, политический, экономический, продовольственный, финансовый. Потому Воениздат смог опубликовать эту книгу только в 1993 году уже после распада Советского Союза.
Сведения о потерях в книге явно занижены. Но даже и они поражают. За первые полгода войны Красная Армия потеряла:

21000 боевых самолетов,
20500 танков, не считая бронеавтомобилей и бронированных артиллерийских тягачей,
101000 артиллерийских орудий,
6290000 единиц стрелкового оружия,
Безвозвратные и санитарные потери личного состава 4473000 бойцов и командиров, в том числе 2335000 захваченных в плен.

Давайте же эти цифры разделим на 193 военных дня 1941 года и получим дикую картину. На протяжении полугодия Красная Армия без выходных и праздников теряла каждый день:

108 боевых самолетов,
106 танков,
523 орудия,
32590 винтовок, карабинов, автоматов, ручных и станковых пулеметов.
Каждый день в плен сдавались 12098 бойцов и командиров. На протяжении полугодия каждый день без передыху в плен сдавалась одна полнокровная полностью укомплектованная дивизия.
Никто никогда не терял столько самолетов, танков и пушек, столько тысяч тонн боеприпасов, горючего, инженерного имущества, продовольствия. Никто никогда не сдавал в плен такие массы бойцов и командиров.
За первые шасть месяцев войны враг не только разгромил всю предвоенную Красную Армию со всем её вооружением и стратегическими запасами, но и захватил Эстонию, Литву, Латвию, Молдавию, Белоруссию, Украину, форсировал Буг, Прут, Днестр, Неман, Западную Двину, Березину, Днепр, Дон, вышел на подступы Ленинграда и Москвы.
Этого не могло случиться, если бы Генеральный штаб заранее подготовил хоть какие, пусть даже самые примитивные планы обороны страны.

3.
О том, что планов обороны страны не было, говорят действия начальника Генерального штаба генерала армии Жукова. 22 июня 1941 года в 7 часов 15 минут он только засел сочинять директиву войскам о том, что надо делать в случае нападения. Хотя нападение уже совершилось.
В ситуациях, когда речь шла о нападении на другие страны, начальник Генерального штаба просто поднимал телефонную трубку и передавал исполнителям условный сигнал, который означал: надо вскрыть пакет номер такой-то и действовать согласно заранее разработанных и утвержденных планов.
Но 22 июня 1941 года в сейфах командующих фронтами не оказалось никаких заранее разработанных Жуковым планов обороны государства.
Вот почему Великий Полководец был вынужден срочно сочинять указания, что надо делать в случае вражеского нападения уже после того, как оно совершилось.
Эти распоряжения Великого Стратега получились невыполнимыми, дурацкими, истерическими, самоубийственными:

«В связи с неслыханным по наглости нападением… ПРИКАЗЫВАЮ: Войскам всеми силами и средствами обрушиться на вражеские силы…»

Неслыханное по наглости…
Это тон боевого приказа? Это чеканные строки документа Генерального штаба? Да нет же, это истошный вопль обиженной базарной торговки.
Представим себя на месте командующего войсками Западного фронта генерала армии Павлова Дмитрия Григорьевича: обстановка требует немедленно отдать подчиненным войскам приказ на оборону, а Жуков из Москвы требует обрушиться.
И что сей мудреный термин означает? Обрушиться, это переходить в наступление или наносить контрудары?
Любое наступление или контрнаступление надо подготовить: разработать план, тайно сосредоточить войска в исходных районах, развернуть системы связи, организовать взаимодействие, обеспечить войска боеприпасами, горючим, инженерным имуществом, продовольствием, поставить командирам задачи, дать им время на подготовку. Все эти мероприятия нужно надежно скрыть от противника. Ибо наступление, контрнаступление или контрудар могут быть успешными только в случае, если они внезапны.
А если с бухты-барахты обрушиваться на вражеские силы, то ничего хорошего из этого получиться не может. И не получилось.
Обрушиваться, без всякой подготовки, не зная обстановки, не организовав взаимодействия и связи, означает гнать войска в бестолковые, неподготовленные, несогласованные самоубийственные атаки. Чем войска по приказу мудрейшего Жукова и занимались. И вышеприведенные цифры тому подтверждение.
Сам Жуков после войны в своих столь правдивых мемуарах текст самой первой директивы внезапно разразившейся войны приводить не стал. Жуков просто сообщил, что это была директива наркома обороны, хотя сочинял эту преступную и дурацкую директиву он лично сам, писал собственной рукой и первым поставил свою подпись.

4.
Планы войны против Германии в Генеральном штабе были. Весьма толковые и подробные.
Об этом можно судить хотя бы потому, что ни один из тех, кто разрабатывал планы войны, не был ни расстрелян, ни даже посажен. Мало того, все получили повышение.
Генерал-майор Анисов через полтора месяца после начала советско-германской войны был назначен на должность начальника штаба Резервного фронта. А это должность генерал-полковника.
Генерал-лейтенант Маландин через неделю после начала советско-германской войны был назначен на должность начальника штаба Западного фронта, еще через десять дней - начальника штаба Западного направления, в составе которого три фронта и одна флотилия. Это должность генерала армии.
Генерал-лейтенант Ватутин через неделю после начала германского вторжения был назначен на должность начальника штаба Северо-Западного фронта, в 1942 году он стал командующим Воронежским фронтом, далее командовал Юго-Западным и 1-м Украинским фронтами, отличился в Сталинградской и Курской битвах и при форсировании Днепра. Вне сомнений, если бы в 1944 году не попал в засаду бойцов Украинской повстанческой армии (УПА), то в том же году был бы Маршалом Советского Союза.
Генерал-майор Василевский в ноябре 1941 года был назначен исполняющим обязанности начальника Генерального штаба, в июне 1942 года на этой должности утвержден. В феврале 1943 года получил звание Маршала Советского Союза. После войны - министр Вооруженных сил СССР.
Генерал армии Жуков в августе 1942 года получил должность заместителя Верховного главнокомандующего, в 1943 году стал Маршалом Советского Союза.
Судьбы пяти генералов, которые разрабатывали планы войны, однозначно указывают на то, что у товарища Сталина к разработчикам планов войны претензий не было.
Но планы эти никогда не были введены в действие.

5.
Через четыре года война отгремела, а предвоенные планы Красной Армии так и остались секретными. Сталин запретил их раскрывать.
Прошло два десятка лет после завершения войны, товарищ Сталин давно ушел в мир иной, и понемногу начали просачиваться сведения о содержании предвоенных планов. Источник был только один: заговорил Великий Полководец Маршал Советского Союза Жуков.
Во времена Советского Союза сведения о содержание предвоенных планов Красной Армии мы могли получить только из многочисленных интервью Жукова.
Но давайте обратим внимание на некоторую странность:

ЖУКОВ СОВЕРШЕННО СВОБОДНО РАССКАЗЫВАЛ О СОДЕРЖАНИИ ПЛАНОВ 1941 ГОДА, НО ПУБЛИКОВАТЬ ИХ НЕ СТАЛ ПОТОМУ, ЧТО ОНИ СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНЫЕ.

Жуков должен был делать одно из двух:
либо раскрыть содержание планов, в подтверждение своих слов опубликовать документы;
либо честно объявить, что планы были такими, что их никому никогда, ни через сто, ни через триста лет, показывать нельзя, потому и обсуждать их он не имеет права.
Но Великий Стратег выбрал третий путь: леди и джентльмены, господа, товарищи и братцы, сейчас я все тайны выложу, свои рассказы опубликую миллионными тиражами на всех языках, но документами подтверждать свою болтовню не буду, сами должны понимать: это величайшая государственная тайна, разглашение которой является тягчайшим преступлением и карается самыми страшными карами.

6.
Давайте же посмотрим на преступления Великого Стратега суровым прокурорским взглядом.
После войны предвоенные планы Красной Армии находились на особом хранении. Пока существовал Советский Союз планы войны были закрыты грифом «Совершенно секретно. Особой важности». Послевоенный жуковский треп о содержании этих планов подпадал под действие УК РСФСР, раздел - Особо опасные государственные преступления, статья 64 - Измена Родине.
В соответствии с этой статьей, выдача государственной или военной тайны иностранному государству каралась сроком от 10 до 15 лет с конфискацией имущества либо высшей мерой наказания (расстрелом) опять же — с конфискацией имущества.
Повторю три раза: необузданная болтовня Жукова о содержании совершенно секретных планов 1941 года — это особо опасное государственное преступление, это измена Родине.
Шесть остальных членов великолепной семерки о предвоенных планах Красной Армии не проронили ни слова.
После так называемой «великой победы» в так называемой «великой отечественной войне» Сталин категорически запретил открывать архивы, сочинять официальную версию войны, публиковать любую статистику, а так же воспоминания и размышления генералов, адмиралов и маршалов.
Вместо этого кремлевская пропаганда рассказывала удивительные истории о невероятных героических подвигах: 28 панфиловцев гранатами остановила полсотни германских танков, пленная партизанка не выдала врагам военную тайну, над захваченным врагами городом юные патриоты подняли красный флаг, командир подбитого бомбардировщика направил горящую машину на скопление немецких танков, которые сдуру сбились кучей вперемешку с бензовозами.
Рассказы о подвигах гремели над страной, но в первые десять лет после завершения боевых действий ход войны, особенно начальный её этап, никем не освещался. По приказу Сталина историческая наука молчала. Молчали генералы, адмиралы и маршалы.
И только после смерти Сталина, после позорного и преступного ХХ съезда Коммунистической партии кремлевские вожди Хрущев и Жуков решили историю войны сочинить. Генералам, адмиралам и маршалам они повелели писать воспоминания, чтобы теми мемуарами подпереть официальную версию.
На тот момент из великолепной семерки, знавшей содержание планов 1941 года, осталось четверо. Трое уже покинули этот мир: генералы Анисов и Ватутин погибли на войне, товарищ Сталин был убит своими соратниками через семь лет после войны.
Из оставшихся четверых самое высокое положение накануне войны занимал Маршал Советского Союза Тимошенко. Он наотрез отказался писать любые воспоминания о войне. На него давили, но он устоял.
Генерал армии Маландин тоже вспоминать о начале войны категорически отказался, о планах войны молчал.
Маршал Советского Союза Василевский согласился поставить подпись под мемуарами, которые сочинили от его имени, однако о планах войны в тех мемуарах не сказано ни единого слова. Вместо этого были добросовестно переписаны пустопорожние фрагменты из официальной истории:

«Советской стране удалось многое сделать в годы и месяцы, непосредственно предшествовавшие войне. Об этом свидетельствовали и невиданные в мире успехи в области экономики, и мудрые шаги во внешней политике. Народ, руководимый партией, не терял времени зря: укреплял обороноспособность Родины. Но, как и всякое большое несчастье, война обрушилась внезапно. Фашистские орды вероломно вторглись на нашу землю». (Василевский А.М. Дело всей жизни. Москва. ИПЛ. 1976. Стр 115)

Далее в том же духе. Ничего конкретного. Маршал Василевский даже не вспомнил о том, что он лично готовил планы боевых действий на северном, северо-западном и западном направлениях, то есть, в Финляндии, Швеции, Норвегии, Польше, Восточной Пруссии. И уж тем более из мемуаров Василевского мы не узнаем, в чем же те планы заключались. Вообще неясно, чем накануне германского вторжения занимался первый заместитель начальника Оперативного управления Генерального штаба Красной Армии генерал-майор Василевский, прямая и личная обязанность которого заключалась в разработке плана боевых действий на главном направлении грядущей войны.
Что же делал генерал-майор Василевский весной 1941 года?
Напряженно работал — это маршальский ответ на вопрос.
И ни слова больше.

7.
А Жукова несло.
После смерти Сталина Жуков объявил себя гением, который все ясно видел и все понимал. Его баллады все еще звенят над планетой. Находятся люди, которые этим героическим сказаниям верят.
Жуков любил повторять, что еще в мае 1940 года, больше, чем за год до германского вторжения, он ясно понимал: германское нападение неизбежно.
Оказывается, Великий Стратег предугадал германское нападение, когда у Гитлера, его фельдмаршалов и генералов не было никаких планов нападения на Советский Союз.
Мало того, Великий Полководец якобы сообразил, где и какими силами немцы будут наносить удары. Об этом он рассказывал писателю К.Симонову, академику В.А. Анфилову, военному историку полковнику Н.А. Светлишину и еще многим, многим, многим.
Глупость Жукова бездонна.
Величайший Полководец ХХ века, который якобы предсказал направление германских ударов, никогда никому, ссылаясь на секретность, не показывал планов отражения этих ударов.
Великий Стратег не стал никому объяснять, почему, занимая пост начальника Генерального штаба, он не сделал ничего для отражения германских ударов, направление и силу которых он якобы точно предугадал еще до того, как немецкие генералы нарисовали стрелки на своих картах.
Удивительно и другое. Вся кремлевская пропаганда, все эти Исаевы и Познеры исходят восторгом, повествуя об удивительных способностях Жукова. Но и через восемь десятков лет после начала войны, через три четверти века после её завершения, планы войны все так же остаются секретом высочайшей категории того государства, которое не существует вот уже четверть века.
Почему же давние планы почти вековой давности так бережно хранят?
Да потому, что осуществить их не удалось.
Если бы цели первой тройки нападающих удалось превратить в жизнь (или в смерть Европы), то кому бы потом пришла в голову мысль скрывать уже выполненные замыслы?
Если план удалось выполнить, кто потом его будет прятать?
Пример: Сталинградская стратегическая наступательная операция увенчалась блистательным результатом. Взбредет ли кому в голову после того скрывать замысел этой операции и прятать от народа карты с красными стрелками?
А планы 1941 года прячут.
Прячут потому, что осуществить их не удалось.
Прячут потому, что были те планы преступными.
Прячут потому, что Гитлер их сорвал.


* * *
22 июня 1941 года Гитлер нанес слабый удар смешным количеством самолетов, столь же смешным количеством устаревших танков. Удар наносился не кулаком, а растопыренными пальцами по трем расходящимся направлениям, что свидетельствует о вопиющей безграмотности и полной профессиональной непригодности германских генералов и фельдмаршалов.
Красная Армия оборонялась, а это, как минимум, втрое легче, чем наступать.
Красная Армия воевала на своей земле, а это куда как легче, чем воевать в чужой стране.
Но случилось невероятное: предельно слабый германский удар в конечном итоге сокрушил «союз нерушимый республик свободных».
После так называемой «великой победы» смертельно раненый Советский Союз еще как-то существовал несколько десятилетий и даже пытался из себя корчить сверхдержаву, но вдруг, словно сгнивший трухлявый баобаб, без всяких видимых причин, без войны, без внутренних и внешних потрясений, рухнул и рассыпался.
И вот на развалинах Советского Союза, в стране, которая позорно проиграла Вторую мировую войну, которая давно скатилась в Третий мир, которая, набирая скорость, уверенно катится к своему окончательному распаду и краху, радостные патриоты празднуют так называемую «победу».
Верной дорогой идете, товарищи!!!

Источник.
Tags: суворов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments